Искусственное поле: футбол и театр

Искусственное поле: футбол и театр
Александр Фельдберг – о тесной связи театральной сцены и футбола в пяти актах, с прологом и эпилогом
Футбол – явление сугубо спортивное, что не мешает представителям творческого мира искать в нем источник вдохновения. О связи самой популярной игры планеты с искусством – в специальном проекте Welcome2018.
ПРОЛОГ,
в котором граф Кент получает желтую карточку за подножку
wikimedia.org/ Metropolitan Litho
Хотите верьте, хотите нет, но о футболе писал еще Шекспир. В «Комедии ошибок», впервые поставленной на театре в 1594 году, один из слуг, Дромио Эфесский, жалуясь на своих хозяев, говорит:

Да будто я такой дурак уж круглый,

Чтобы меня, как мяч, пинать ногой?
Оттуда гонит он, а вы – туда;
По крайней мере хоть обшейте кожей!

Перевод, на самом деле, не совсем точный: в оригинале Дромио говорит: 'That like a football you do spurn me thus', то есть «пинаете меня, как футбольный мяч». Но и это еще не все: в «Короле Лире» слуга Гонерильи Освальд заявляет Лиру, что его нельзя бить, и в ответ на эту дерзость преданный королю граф Кент говорит: «А дать ногой, как по мячу?» Тут опять же перевод весьма приблизительный. На самом деле реплика Кента звучит так: 'Nor tripped neither, you base football player'. То есть: «А как насчет подножки, ты, оборванец-футболист?» После чего высокочтимый граф натурально ставит Освальду подножку – в лучших традициях футбола XVI века, в который действительно тогда играли преимущественно оборванцы. Чаще всего «рубились» деревня на деревню, с неограниченным количеством игроков и без всяких ворот: целью команд было доставить мяч за черту в противоположном конце поля. Силовая борьба достигала такого накала, что по уровню смертности футбол занимал второе место после стрельбы из лука, сильно опережая поединки с холодным оружием и борьбу. Королева Елизавета неоднократно порывалась его запретить, угрожая футболистам тюремным сроком, но, слава богу, этого не случилось, и через несколько сотен лет этот варварский спорт превратился в любимую игру миллионов.
wikimedia.org/ Metropolitan Litho
Хотите верьте, хотите нет, но о футболе писал еще Шекспир. В «Комедии ошибок», впервые поставленной на театре в 1594 году, один из слуг, Дромио Эфесский, жалуясь на своих хозяев, говорит:

Да будто я такой дурак уж круглый,

Чтобы меня, как мяч, пинать ногой?
Оттуда гонит он, а вы – туда;
По крайней мере хоть обшейте кожей!

Перевод, на самом деле, не совсем точный: в оригинале Дромио говорит: 'That like a football you do spurn me thus', то есть «пинаете меня, как футбольный мяч». Но и это еще не все: в «Короле Лире» слуга Гонерильи Освальд заявляет Лиру, что его нельзя бить, и в ответ на эту дерзость преданный королю граф Кент говорит: «А дать ногой, как по мячу?» Тут опять же перевод весьма приблизительный. На самом деле реплика Кента звучит так: 'Nor tripped neither, you base football player'. То есть: «А как насчет подножки, ты, оборванец-футболист?» После чего высокочтимый граф натурально ставит Освальду подножку – в лучших традициях футбола XVI века, в который действительно тогда играли преимущественно оборванцы. Чаще всего «рубились» деревня на деревню, с неограниченным количеством игроков и без всяких ворот: целью команд было доставить мяч за черту в противоположном конце поля. Силовая борьба достигала такого накала, что по уровню смертности футбол занимал второе место после стрельбы из лука, сильно опережая поединки с холодным оружием и борьбу. Королева Елизавета неоднократно порывалась его запретить, угрожая футболистам тюремным сроком, но, слава богу, этого не случилось, и через несколько сотен лет этот варварский спорт превратился в любимую игру миллионов.
АКТ I,
в котором болельщики норильского «Динамо» гонят свою команду вперед с помощью кричалки из испанской пьесы
Один из самых известных советских футболистов Андрей Старостин знал всех столичных актеров, режиссеров и драматургов
Один из самых известных советских футболистов Андрей Петрович Старостин по-настоящему любил театр и еще в бытность игроком «Спартака» не пропускал ни одной заметной московской премьеры. Он знал всех столичных актеров, режиссеров и драматургов: играл на бильярде с Булгаковым, выпивал с Олешей, написавшим инсценировку «Идиота» Достоевского для Вахтанговского театра, но особенно близкая дружба связывала Старостина с Михаилом Михайловичем Яншиным – одним из ведущих актеров МХАТа, а в 1937-41-х годах бывшего еще и руководителем театра «Ромэн». Именно там Яншин поставил «Чудесную башмачницу» Федерико Гарсиа Лорки, где в главной роли – вздорной, но гордой жены сапожника – блистала его жена, актриса Ляля Черная. В этой пьесе многократно звучал рефрен: «Сапатэра, Сапатэра, как себя ты осрамила!»

«Мы с Яншиным, – вспоминал позднее Андрей Петрович, – частенько им пользовались, делясь разными впечатлениями. Сыграю я хорошо в очередном матче, он мне: «Ты себя не осрамила!» Если плохо – «осрамила!» Я ему говорил то же и так и этак». Позднее, когда Старостин уже после освобождения из Норильлага (он был репрессирован в 1942 году) тренировал норильское «Динамо», он вспомнил эту фразу, когда его команда выиграла Кубок Красноярского края: «В восторге лучших чувств, поздравляя ребят, я к их недоумению приговаривал: «Сапатэра, Сапатэра, ты себя не осрамила!» Ребята заинтересовались, что это за Сапатэра, футбольная команда что ли? Я объяснил». Так и пошел гулять по норильскому стадиону призывный клич «Сапатэра!». Мчатся форварды в атаку, и вдруг прокричит кто-то на весь стадион непонятное слово. «Что это они кричат?» – спрашивали Старостина местные любители футбола. «А я им поясняю – не посрамим, мол, Заполярья!»
Один из самых известных советских футболистов Андрей Старостин знал всех столичных актеров, режиссеров и драматургов
Один из самых известных советских футболистов Андрей Петрович Старостин по-настоящему любил театр и еще в бытность игроком «Спартака» не пропускал ни одной заметной московской премьеры. Он знал всех столичных актеров, режиссеров и драматургов: играл на бильярде с Булгаковым, выпивал с Олешей, написавшим инсценировку «Идиота» Достоевского для Вахтанговского театра, но особенно близкая дружба связывала Старостина с Михаилом Михайловичем Яншиным – одним из ведущих актеров МХАТа, а в 1937-41-х годах бывшего еще и руководителем театра «Ромэн». Именно там Яншин поставил «Чудесную башмачницу» Федерико Гарсиа Лорки, где в главной роли – вздорной, но гордой жены сапожника – блистала его жена, актриса Ляля Черная. В этой пьесе многократно звучал рефрен: «Сапатэра, Сапатэра, как себя ты осрамила!»

«Мы с Яншиным, – вспоминал позднее Андрей Петрович, – частенько им пользовались, делясь разными впечатлениями. Сыграю я хорошо в очередном матче, он мне: «Ты себя не осрамила!» Если плохо – «осрамила!» Я ему говорил то же и так и этак». Позднее, когда Старостин уже после освобождения из Норильлага (он был репрессирован в 1942 году) тренировал норильское «Динамо», он вспомнил эту фразу, когда его команда выиграла Кубок Красноярского края: «В восторге лучших чувств, поздравляя ребят, я к их недоумению приговаривал: «Сапатэра, Сапатэра, ты себя не осрамила!» Ребята заинтересовались, что это за Сапатэра, футбольная команда что ли? Я объяснил». Так и пошел гулять по норильскому стадиону призывный клич «Сапатэра!». Мчатся форварды в атаку, и вдруг прокричит кто-то на весь стадион непонятное слово. «Что это они кричат?» – спрашивали Старостина местные любители футбола. «А я им поясняю – не посрамим, мол, Заполярья!»
АКТ II,
в котором обладатели Кубка кубков ужинают за кулисами БДТ
Великий тренер киевского «Динамо» и сборной СССР Валерий Лобановский и замечательный актер Олег Борисов, служивший в ленинградском БДТ, дружили много лет. Борисов любил футбол и всю жизнь страстно болел за киевлян, а Лобановский обожал театр и, начиная с 1973 года, традиционно проводил свой зимний отпуск в Ленинграде, где у него, как писал Олег Иванович в своем дневнике, была строгая программа: «Утром бегает вокруг гостиницы «Ленинград», днем его мой сын Юра образовывает по части музеев, потом у них партия в шахматы, вечером – обязательное посещение БДТ». В один из приездов в середине 70-х Лобановский достал календарь игр на следующий сезон и забронировал двадцать пять мест на спектакль «Три мешка сорной пшеницы» за полгода вперед. «Мне это приятно, – вспоминал актер, – но все-таки сомневаюсь: нужно ли это всей команде? Спектакль тяжелый, длинный, у них заболят ноги, и они проиграют «Зениту». «Все будет по программе, – последовал ответ, который можно было предвидеть. – Мы в этот день дадим на ноги нагрузку поменьше».
В середине 70-х вся команда киевского «Динамо» в полном составе по инициативе главного тренера Валерия Лобановского посетила спектакль «Три мешка сорной пшеницы»
Через полгода точно в назначенный день команда в строгих костюмах и галстуках появляется в партере. В зале аплодисменты. Еще бы – чемпион страны и обладатель Кубка кубков в полном составе! Антракт затягивают на полчаса: у команды режим, она ужинает за кулисами. Борисов, случайно услышавший реплику кого-то из игроков: «Ну и кому это нужно? Тренера хотят свою образованность показать!», позже пересказал ее Лобановскому. «Он смеется: «А что ты хотел? Все понять с первого раза им трудно. Надо будет еще раз сводить, в следующем году». Зато Веремеев (полузащитник киевского «Динамо». – Прим. Welcome2018) после спектакля попросил разрешения не автобусом до гостиницы добираться, а пешком. Спектакль его так потряс, что он не захотел ни с кем разговаривать. Всю ночь не спал, и в игре с «Зенитом» после первого тайма я его заменил».
АКТ III,
в котором Воланд прямо со сцены сообщает счет в матче «Спартака»
Актер МХТ имени Чехова Дмитрий Назаров – преданный болельщик «Спартака» и старается не пропускать ни одного домашнего матча красно-белых. А когда игра совпадает по времени со спектаклем, кто-то из коллег обычно показывает ему счет на пальцах из-за кулис. «Хотя однажды, – рассказывает актер, – я сообщил счет актеру Игорю Золотовицкому, тоже болельщику «Спартака», прямо на сцене. В спектакле «Мастер и Маргарита» я играю Воланда, а он – Берлиоза. «Спартак», не помню, с кем играл, и счет был 1:1. Перед выходом на сцену Игорь спрашивает: «Дима, какой счет?» А я ему: «Скажу на сцене!» Вышли. Берлиоз спрашивает Воланда: «Вы один путешествуете или с супругой?» Я говорю: «Один – один. Я всегда один». То есть, у Булгакова через запятую: «Один, один», а я сказал через тире, как счет. Разная интонация. Но Игорь все понял!»
Коллеги подсказывают актеру Дмитрию Назарову на пальцах из-за кулис счет матчей, если игра совпадает по времени со спектаклем
АКТ IV,
в котором Лионель Месси оказывается с другой стороны кровати и выходит на поклоны вместе с артистами
Лучший футболист планеты Лионель Месси еще и заядлый театрал. В Барселоне, где он играет за одноименный клуб, обладателя пяти «Золотых мячей» часто видят в театре «Тиволи», причем отнюдь не только на развлекательных представлениях. Так, например, в 2015 году Лионель сходил на спектакль «Сцены из супружеской жизни», поставленный по фильму Ингмара Бергмана, в котором играл его любимый актер Рикардо Дарин. Зрители устроили футболисту овацию, и он с трудом добрался до машины.
Лионель Месси не только лучший футболист планеты, но и заядлый театрал
На следующий год, собравшись в Буэнос-Айресе в театр «Аполлон», Месси принял меры и вошел на музыкальную комедию «Другая сторона кровати» после третьего звонка, когда уже погасили свет. Но и это не помогло: после окончания спектакля его давний друг, актер Николас Родригес увидел Лионеля в зале – публика опять аплодировала стоя и распевала «Оле-оле-оле», так что «Атомной блохе», как шутливо зовут Месси в команде, пришлось подняться на сцену. Он вышел на поклоны вместе с артистами и поблагодарил их напоследок: «Мы с семьей отлично провели время, я вам всем очень благодарен. Было здорово познакомиться с вами лично. Большое спасибо за все!»
АКТ V,
в котором Александр Кержаков, спокойный как удав, поет и танцует в мюзикле
Артисты не только болеют за свои любимые команды, но и сами играют в футбол: в советские времена на всю страну гремела команда Ленкома «Авось», за которую гоняли Абдулов, Янковский, Караченцов и Джигурда – в 1984 году во время гастролей в Самаре на матче с местными журналистами они собрали на стадионе (в разгар рабочего дня!) 20 тысяч человек – о таком аншлаге и мечтать не могли местные «Крылья Советов».
Но вот обратный случай – чтобы футболисты играли на сцене – большая редкость, практически небывальщина. Известно, что братья Старостины в юности совмещали занятия футболом с увлечением театром: «В кружке самодеятельности бывшей Солдатенковской больницы была театральная секция, – вспоминал в своей книге «Встречи на футбольной орбите» Андрей Старостин. – В ней мы и искали утоления жажды артистической славы. Секция ставила водевили. Николай играл роли героев-любовников, Александр, к общему удивлению, неплохо выступал в амплуа комических старух. А я – в «кушать подано». Но вскоре и от этого был отстранен, после деликатного замечания режиссера: «Вы говорите деревянным голосом».
Александр Кержаков на сцене во время благотворительного мюзикла, организованного фондом Константина Хабенского
Сегодня славное дело спартаковцев Старостиных продолжает зенитовец Александр Кержаков. Лучший бомбардир в истории российского футбола сыграл одну из главных ролей – удава Каа – в благотворительном мюзикле «Поколение Маугли», премьера которого состоялась этим летом в Петербурге. На сцене Саша, партнерами которого стали Константин Хабенский, Алексей Кортнев, Екатерина Гусева и Диана Арбенина, не только говорит, но еще и поет и даже немного танцует. И держится при этом скромно: «В детстве я, как и все дети, исполнял разные роли в школьных спектаклях. Играл зайчиков, снеговика, в детском лагере как-то был Лениным. Но я даже не думаю заявить о себе как об актере. Важно, что моя персона, как и остальные звезды этого спектакля, может привлечь зрителей и тем самым помочь нуждающимся». Все средства от продажи билетов на спектакль поступили на счет Благотворительного фонда Константина Хабенского и пошли на лечение тяжелобольных детей.
ЭПИЛОГ,
в котором капитан милиции ругает российскую футбольную сборную, но мы все равно надеемся на лучшее
Современные драматурги не так часто радуют нас пьесами о футболе, и на то есть объективные причины: показывать матч на сцене в отсутствие общих планов и возможности взять профессиональных футболистов на роли «дублеров», как в кино, бессмысленно, да и рискованно. В нужный момент актер может промазать по воротам или еще, чего доброго, запустить мяч в зал и травмировать кого-то из зрителей. Поэтому чаще всего героями «футбольных» пьес становятся не спортсмены, а болельщики: так, самая коммерчески успешная британская пьеса о футболе, комедия «Вечер с Гари Линекером», рассказывает о том, на какие хитрости приходится идти фанату, чтобы посмотреть архиважный полуфинал Англия – Германия во время романтического отдыха в Италии и не привести в бешенство свою подругу.
Самый запоминающийся футбольный эпизод в современной российской драматургии – это монолог следователя в финале пьесы «Изображая жертву»
Ну а самый запоминающийся футбольный эпизод в современной российской драматургии – это монолог следователя в финале пьесы братьев Пресняковых «Изображая жертву»: капитан милиции жалуется, что его уже 26 лет обманывает российская футбольная сборная. В его словах: «Что ни чемпионат, то… катастрофа: четыре года ждешь и что?!» – столько ярости и искренней боли, что каждый российский футбольный болельщик невольно воскликнет: «Верю!» Впрочем, настоящие болельщики всегда верят в чудо и в свою команду, а значит, есть надежда, что на ЧМ-2018 российские игроки перестанут «прическу восстанавливать в перерыв» и вспомнят совет футбольного тренера и режиссера народного театра из «Берегись автомобиля»: «Не надо бестолково гонять по сцене. Играть надо головой!»

Александр Фельдберг, заместитель главного редактора Instyle, специально для Welcome2018
Самый запоминающийся футбольный эпизод в современной российской драматургии – это монолог следователя в финале пьесы «Изображая жертву»​
Ну а самый запоминающийся футбольный эпизод в современной российской драматургии – это монолог следователя в финале пьесы братьев Пресняковых «Изображая жертву»: капитан милиции жалуется, что его уже 26 лет обманывает российская футбольная сборная. В его словах: «Что ни чемпионат, то… катастрофа: четыре года ждешь и что?!» – столько ярости и искренней боли, что каждый российский футбольный болельщик невольно воскликнет: «Верю!» Впрочем, настоящие болельщики всегда верят в чудо и в свою команду, а значит, есть надежда, что на ЧМ-2018 российские игроки перестанут «прическу восстанавливать в перерыв» и вспомнят совет футбольного тренера и режиссера народного театра из «Берегись автомобиля»: «Не надо бестолково гонять по сцене. Играть надо головой!»

Александр Фельдберг, заместитель главного редактора InStyle, специально для Welcome2018
Photo credits: welcome2018.com, Александр Яковлев/ТАСС, Руслан Шамуков/ТАСС, Фотохроника ТАСС