По бульварам Москвы: от Гоголевского до Тверского

Московские бульвары моложе окружающей их столицы – до конца XVIII века на их месте стояли стены Белого города, древняя крепостная постройка. Только при Екатерине Великой обветшавшее крепостное кольцо решено было снести, а на его месте выросло зеленое кольцо бульваров. Прошел еще почти целый век, прежде чем бульварное кольцо превратилось в любимое москвичами место для прогулок – только в конце XIX столетия бульвары, прежде всего самый модный и парадный Тверской, окончательно расцвели разнообразием шляпок и сюртуков. Наш маршрут повторяет тот бульварный променад, которым прогуливался со своей семьей маленький Лев Толстой, – от Пречистенских ворот, где начинается Пречистенский (сегодня мы называем его Гоголевским) бульвар, до конца Тверского бульвара, когда-то упиравшегося в Страстной монастырь.

Николай Галкин/ТАСС
Городская усадьба на этом месте была построена еще в середине XVIII века, когда это место принадлежало князю Петру Меньшикову. С тех пор дом несколько раз менял владельцев и перестраивался. В 1871 году его приобрел известный купец и меценат Сергей Третьяков, брат Павла Третьякова, и сразу заказал своему зятю Александру Каминскому полную перестройку здания. Вдохновляясь лучшими образцами древнерусского зодчества, Каминский возвел грандиозное строение с богатым декором парадных фасадов, а в двухэтажном флигеле расположилась коллекция Третьякова, после смерти купца отошедшая в основанную его братом Третьяковскую галерею. В 1894 году вдова Третьякова продала усадьбу другому знаменитому промышленнику – Павлу Рябушинскому, и именно здесь богатейшие промышленники страны собирались, чтобы обсуждать свои планы "задушить революцию костлявой рукой голода". Революционеры, явившись несмотря на все попытки их сдержать, устроили здесь революционный трибунал, и именно отсюда руководили расстрелами всех, кто пытался им сопротивляться. Но здание вернулось к назначенной ему Третьяковым культурной миссии: в 1987 году его передали Советскому фонду культуры под управлением академика Дмитрия Лихачева, а сегодня здесь расположен Российский фонд культуры.
Николай Галкин/ТАСС
Этот знаменитый дом еще в XVIII столетии считался одним из шедевров московской архитектуры. Считается, что строил его Матвей Казаков, но доказательств этому нет. После пожара 1812 года здание было значительно перестроено, тогда же вместо лепнины с пилястрами был возведен полноценный античный портик с шестью колоннами. Владела зданием Варвара Алексеевна Нарышкина, урожденная Волконская. Здесь же жил ее сын Михаил Нарышкин, глава московского тайного Союза Благоденствия, и по сей день на доме можно видеть мраморную доску в его честь, изображающую оплетенные лавром кандалы. Хотя свои собрания тайное общество Нарышкина устраивало в соседнем доме № 12, арестовали его именно здесь. Сегодня тут находится Московский музей современного искусства.
Александр Зеликов/ТАСС
Заметный особняк на улице Петровка. Построен в 1793 году великим русским архитектором Матвеем Казаковым для уральского промышленника Михаила Губина. Массивный трехэтажный дом – яркий пример московского классицизма – как и большинство столичных построек, пострадал от пожара 1812 года, но вскоре был бережно восстановлен.

После реставрации наследники Губина сдавали дом различным образовательным ведомствам. Тогда на территории усадьбы был разбит красивый сад и вырыт пруд, тянувшийся вдоль улицы.

В 1920 году тут открыли Институт физиотерапии и ортопедии, и позже это здание занимали больничные ведомства. Интерьеры пришли в упадок, но в конце XX века дом пережил реставрацию, благодаря которой сегодня можно увидеть потолочные росписи и некоторые детали интерьера. Попасть в особняк легко – сейчас тут находится Московский музей современного искусства.
Николай Галкин/ТАСС
Этот дом выдающийся русский архитектор Лев Кекушев построил в 1902 году, как гласит легенда, для самого себя, поэтому фасад здания когда-то украшала гигантская фигура льва. Но в итоге здание купили братья Бочаровы и устроили здесь доходный дом. Несмотря на прозаическую функцию, это одно из самых парадных зданий бульвара: фасад украшают лепнина в виде египетских мужских масок и скульптурные изображения сов, несущих выступы эркеров на своих распахнутых крыльях. Несмотря на позднейшие пристройки, фасад дома сохранился до наших дней почти без изменений. Просторные квартиры, когда-то предназначавшиеся для состоятельных съемщиков, сегодня занимает корпорация "Ростех".
В неприметном трехэтажном доме в 1870-х годах находилась революционная частная женская гимназия – первая в стране, где обучение велось по полному курсу мужской классической гимназии. А двухэтажный корпус во дворе дома хранит славные моменты литературной истории Москвы – здесь в 1910 году открылось общество поэтов-символистов "Мусагет", возглавляемое Андреем Белым. Леонид Андреев, Константин Бальмонт, Иван Бунин, Игорь Северянин неоднократно бывали здесь. Именно в этом доме 2 ноября 1910 года Александр Блок впервые в Москве читал свою "Незнакомку".
Николай Галкин/ТАСС
Известна история, что памятник Николаю Гоголю, воздвигнутый здесь в 1909 году к столетию со дня рождения писателя, не нравился товарищу Сталину за его унылый вид. Именно поэтому в 1952 году его заменили на более "веселый" памятник работы Николая Томского, а старый сослали во двор бывшей усадьбы графа Александра Толстого на Никитском бульваре. На самом деле обоим Гоголям, стоящим теперь буквально через площадь друг от друга, не повезло одинаково. Новый памятник Алексей Томский считал худшей своей работой. А старый – выдающуюся, но слишком авангардную для своего времени работу художника Николая Андреева и скульптора Федора Шехтеля – невзлюбили еще современники и даже собирали деньги на то, чтобы снести его, заменив другим.
Николай Галкин/ТАСС
Когда-то Никитский бульвар был полностью застроен деревянными домами, так что неудивительно, что московский пожар 1812 года почти ничего от него не оставил. Тем лучше для современности – в XIX веке на пустом месте появились действительно выдающиеся здания.
Сегодня здесь автостоянка, но до конца 1990-х годов здесь был самый знаменитый дом бульвара. Усадьба князя Якова Шаховского в середине 1820-х годов досталась директору московской труппы императорских театров Федору Кокошкину, который устроил тут театральный салон. Здесь же проходили репетиции актеров Малого и Большого театров, а также музыкальный салон актрисы Марии Дмитриевны Львовой-Синецкой, в котором не раз бывали Александр Пушкин и Александр Грибоедов. После Кокошкина дом достался Александру Варламову, и именно здесь им были написаны самые знаменитые романсы XIX века (отсюда и второе прозвище дома – "Соловьиный") – "Гори, гори моя звезда", "На заре ты ее не буди", "Я встретил вас – и все былое", "Белеет парус одинокий", "Я помню чудное мгновенье"… Но и на этом славная история дома не закончилась – уже в двадцатых годах XX века здесь была театральная студия Михаила Чехова, знаменитого актера, в эмиграции обучавшего голливудских актеров методом Станиславского. Театральная слава этого дома во многом определила облик самого бульвара.
Николай Галкин/ТАСС
Дом, в котором Гоголь жил с 1848 по 1952 год и в камине которого сжег рукопись второго тома "Мертвых душ". С 2009 года это дом-музей с большой экспозицией, посвященной дворянскому быту тех времен, театрализованными и тематическими экскурсиями и научной библиотекой, а во дворе стоит памятник Гоголю работы Николая Андреева. Этот дом, в который пригласил Гоголя, окружив его вниманием и заботой, граф Александр Толстой, – еще и один из лучших образцов русской усадьбы, сохранившейся с XVII века лишь с небольшими перестройками.
Николай Галкин/ТАСС
Монументальное строение рядом с небольшой усадьбой – жилой дом Главсевморпути, известный в народе как "Дом полярников". Воздвигнутый в 1936–1937 годах, он стал визитной карточкой архитектора Евгения Иохелеса, чья основная слава пришлась уже на послевоенное время. "Дом полярников" представляет собой образцовый памятник архитектуры 1930-х годов с ее тяготением к классическим деталям убранства – здесь ими стали коринфские капители центрального фасада, изящные галереи на высоте последних этажей, продуманный контраст геометрического узора цвета охры с бежевым окрасом здания. Не стоит забывать, что и обитали на этом Олимпе настоящие небожители – полярники в тридцатые годы были народными героями. Здесь поселились самые знаменитые отважные покорители Арктики, такие как летчик Анатолий Ляпидевский, спасший со льдины команду ледокола "Челюскин", или исследователь Георгий Ушаков, чье имя носят остров в Карском море, мыс и поселок на острове Врангеля, река на архипелаге Северная Земля и горы в Антарктиде.
Скромное здание, выходящее на бульвар, на самом деле является только флигелем большой городской усадьбы, стоявшей здесь с XVIII века, – сами эти флигели относятся к сороковым годам XIX века. Сохранилось и центральное здание усадьбы, стоящее глубоко во дворах. Сегодня исторический дом полностью занят офисами, но и у него были минуты славы, когда здесь в 1910-х годах располагалось Общество распространения полезных (практических) знаний между образованными женщинами с курсами кройки и шитья.
Государственный музей Востока
Серьезная коллекция, собранная под музейной крышей в 1918 году. В экспозиции и музейных фондах хранится около 150 тысяч предметов искусства из сотни стран Средней Азии, Кавказа и Закавказья, Ближнего и Дальнего Востока. Музей Востока не только демонстрирует культуру других стран, тут же находится и Научно-исследовательский институт с тремя десятками научных работников. Отправляясь в музей, важно определиться, что именно хочется посмотреть. Экспозиция поделена на страны и временные отрезки, что позволяет не потеряться в изобилии достопримечательностей. В каждом зале – свои сокровища. В китайском зале – шелка и ширмы, в индонезийском – разнообразные куклы, в том числе знаменитые плоские для театра, в японском – имитация жилых построек, и почти везде – шелка, позолота, мечи, кинжалы. В музее хорошо организованы детские занятия – лекторий и прикладные уроки. Поэтому сюда можно отправляться всей семьей, и если ребенок устает – отправить его на урок оригами делать журавликов, а самим пойти изучать самурайское обмундирование.
Константин Лейфер, Наталья Гарнелис/ТАСС
Тверской бульвар прежде других бульваров столицы стал местом для светских променадов. Вот так, например, описывает его Константин Батюшков в очерке 1810-х годов "Прогулки по Москве": "…стечение народа, прекрасные утра апрельские и тихие вечера майские привлекают сюда толпы праздных жителей. Хороший тон, мода требуют пожертвований: и франт, и кокетка, и старая вестовщица, и жирный откупщик скачут в первом часу утра с дальных концов Москвы на Тверской бульвар. Какие странные наряды, какие лица!". В 1920-е годы бульвар был значительно перестроен, и сегодня мы можем наблюдать лишь остатки былого величия.
С 1771 года на этом месте стояла усадьба семьи Голицыных, но в конце XIX века новый владелец здания велел соединить флигели усадьбы и надстроить их, чтобы сделать здесь доходный дом. Перестройкой занимался Василий Загорский, автор Московской консерватории на Большой Никитской. По фамилии владельца здание получило прозвище "Романовка". Дешевые меблированные комнаты сдавались студентам окрестных художественных училищ и той же самой консерватории, и вскоре "Романовка" стала центром новой художественной жизни города. В одной комнате здесь собирались художники во главе с Константином Коровиным и Михаилом Врубелем, в другой читали свои стихи Давид Бурлюк и Владимир Маяковский, а в репетиционном зале во флигеле играл молодой Художественный театр Станиславского и Немировича-Данченко, будущий МХАТ. В этом флигеле и сейчас играют спектакли: здесь расположен Московский драматический театр на Малой Бронной.
Николай Галкин/ТАСС
В конце XIX века адрес "Тверской бульвар, 11" был известен каждому москвичу – здесь с 1889 года и до своей смерти в 1928-м жила великая актриса Малого театра Мария Ермолова. Под ее окнами часто собирались толпы поклонников, чтобы дождаться появления актрисы на балконе. Удивительно, что в старинном особняке, построенном в конце XVIII века и перестроенном в середине XIX века, Ермолова и ее муж, адвокат Николай Шубинский, ничего не меняли – только переложили паркет и вставили цветные стекла на втором этаже, чтобы защититься от серости жизни.
Николай Галкин/ТАСС
Если не верить легенде, что Александр Сергеевич Пушкин любил сидеть под ветвями именно этого дуба, никакого прямого отношению к Пушкину дуб на Тверском бульваре не имеет. Разве только то, что Пушкин часто бывал на Тверском бульваре, а в усадьбе, которая раньше стояла на месте МХАТа им. Горького, впервые повстречал Наталью Гончарову. Но слава великого поэта помогает этому почетному дереву, пережившему пожар 1812 года, по сей день оставаться на бульваре.
Николай Галкин/ТАСС
В 1900 году водочный магнат Петр Смирнов приобрел старинный особняк на Тверском бульваре, прежде принадлежавший старинному русскому семейству Базилевских. Здание в стиле ампир не устраивало Смирнова, и он поручил архитектору Федору Шехтелю полностью переделать здание. Так возникло одно из самых примечательных зданий эпохи модерна в Москве: с полукруглыми окнами, плавными мягкими линиями, декоративной лепниной и кованым кораблем-балконом. Современников, впрочем, поражал не столько внешний вид здания, сколько его удобства (паровое отопление, электричество, вентиляция) и убранство основных залов, каждый из которых Шехтель выстроил в определенном стиле. Был тут и Греческий зал, и Романский, и Египетский зал для приемов, и кабинет в готическом стиле, а детская комната была выдержана в стиле русских сказок. Дети Смирнова потом вспоминали, что изучали по этим комнатам историю искусства. Удивительно, что военная прокуратура, находившаяся в особняке практически на протяжении всех лет советской власти, интерьеры не уничтожила, а в 2006 году они пережили масштабную и очень аккуратную реставрацию, и сегодня здесь проводятся различные мероприятия.
Николай Галкин/ТАСС
В 1810-х годах актриса Алиса Коонен присмотрела на Тверском бульваре старинный особняк, казавшийся заброшенным. Она предложила режиссеру Александру Таирову, как раз искавшему постоянный дом для своей труппы, устроить там театр. Так в доме, который до конца XVIII века принадлежал тайному советнику князю Вяземскому, а позже целое столетие мыкался по разным хозяевам, был устроен Камерный театр. Здание перестраивалось многократно. Его современный фасад был построен в 1930 году по проекту Константина Мельникова, убравшего аляповатые колонны с портиком и придавшего экстерьеру театра более лаконичный конструктивистский вид. Когда-то едва ли не самый революционный театр Москвы, Камерный, несмотря на гонения, сумел просуществовать до 1949 года, а затем здание было отдано Московскому драматическому театру им. А. С. Пушкина. Несмотря на продолжающиеся до наших дней перестройки, театр знаменит своими выдающимися интерьерами, которые тщательно сохраняет: даже потолочная лепнина и мраморные лестницы стоят того, чтобы побывать внутри.
Николай Галкин/ТАСС
Русский писатель и мыслитель Александр Герцен родился в этом доме в марте 1812 года и прожил в нем менее полугода. Впрочем, он неоднократно бывал здесь уже взрослым, когда в 1840-х годах близкий друг Пушкина Дмитрий Свербеев перенес сюда со Страстного бульвара свой литературный салон. По пятницам сюда приезжали Александр Герцен и Петр Чаадаев, Николай Гоголь и Евгений Боратынский. А в XX веке в особняке обосновался Всероссийский союз писателей, и по мемориальной табличке, посвященной Александру Герцену, он был прозван "Дом Герцена". Именно этот дом выведен в романе Михаила Булгакова "Мастер и Маргарита" как дом Грибоедова. В 1930 годы во флигелях дома успели пожить и Осип Мандельштам, и Борис Пастернак, а позже здесь был устроен Литературный институт, подаривший нам немало замечательных писателей, в их числе Фазиль Искандер, Расул Гамзатов и Юрий Трифонов.
Станислав Красильников/ТАСС
6 июня 1880 года на Тверском бульваре торжественно открылся памятник А. С. Пушкину – работа скульптора Александра Опекушкина. У подножья монумента выстроились знаменитые литераторы, кругом были поставлены щиты с цитатами поэта, а народ закидывал новый памятник фиалками и ландышами. В 1950 году его решено было перенести на другую сторону улицы. С тех пор Пушкин стоит там одиноко, погруженный в глубокую задумчивость, разлученный с бульваром, который так любил и в особняках которого столько пережил, и это его вынужденное одиночество как будто завершает историю Тверского бульвара: ничего здесь не осталось прежним.
Николай Галкин/ТАСС
Лаконичная арка павильона станции метро "Кропоткинская" открывает нам вход на один из самых красивых московских бульваров. Это одно из тех мест столицы, которым, по едкому замечанию грибоедовского Скалозуба, пожар способствовал много к украшенью – бульвар возник здесь только после того, как Наполеон, отступая из Москвы в 1812 году, сжег ее, спалив, в том числе, непомерно разросшиеся местные усадьбы. До семидесятых годов XIX века здесь протекал ручей Чертолье, известный своим противным нравом: по весне он разливался, затапливая все кругом, по осени травил туманами. Сегодня ручей загнан в трубы, но именно ему бульвар обязан своим странным трехступенчатым устройством. Один этот бульвар мог бы служить нам прекрасным пособием по истории Москвы XIX века: старинные усадьбы соседствуют здесь с доходными домами, пристанища декабристов – с салонами, и кто только не оставил тут свой след.
Николай Галкин/ТАСС
Главный дом усадьбы президента юстиц-коллегии и главного члена московской Монетной экспедиции Алексея Александровича Яковлева, деда Александра Ивановича Герцена, был построен в 1770-х годах. Некоторое время переходил из одних знатных рук в другие, а в 1812 году сгорел и был полностью перестроен, в частности портик с колоннами был заменен на пилястровый. В 1831 году государственная казна выкупила этот дом, и здесь разместилась Первая градская мужская гимназия. На протяжении всего XIX века это была главная кузница московской интеллектуальной элиты, в ее числе, например, анархист Петр Кропоткин и драматург Александр Островский. В 1872 году здесь открылись единственные в стране Высшие женские курсы. Даже сегодня усадьба продолжает быть одним из интеллектуальных центров Москвы – тут находится Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН.
Николай Галкин/ТАСС
Знатному семейству Волконских когда-то принадлежала немалая часть района, сохранившего память о них в названии – Волхонка. Знаменитый питейный дом "Волхонка" располагался когда-то буквально за углом, сегодня это здание принадлежит Музею личных коллекций. А Гоголевский бульвар сохранил нам память еще об одном представителе рода Волконских: главный дом городской усадьбы княжны Софьи Волконской был воздвигнут в 1795 году, здесь она жила до войны 1812 года, а после войны сдавала здание под доходный питейный дом. В 1890-х годах этот дом выкупила семья булочника Филиппова, на первом этаже стали продавать знаменитые кулебяки и сайки с изюмом, а в пристройке, возведенной Филипповым, устроили кондитерское производство. Возможно, именно благодаря филипповским пристройкам и надстройкам дом сохранился в его нынешнем виде.
Николай Галкин/ТАСС
Городская усадьба князя Оболенского стоит здесь с начала XIX века. Дольше всего она принадлежала Кириллу Михайловичу Нарышкину, брату декабриста Михаила Нарышкина. Вот как описывает этот дом мемуарист второй половины XIX века Дмитрий Никифоров: "Положение дома замечательно красиво на высоком берегу Пречистенского бульвара и ручья Чертолья. В двух шагах от Храма Христа Спасителя и его сада, парадными окнами дом выходит на солнечную сторону. В старину, при Нарышикных, парадная лестница вела с подъезда двора, теперь же вход устроен с улицы". Но сегодня мы видим дом совсем другим после глобальной перестройки, которую сделал в 1899 году знаменитый архитектор московского модерна Лев Кекушев. Строил он для Александра Катуара де Бионкура, удивительного человека, наследника знаменитой русско-французской промышленной династии, увлеченного охотника и коллекционера оружия – его коллекция ружей и пистолей, которую он подарил Государственному историческому музею, занимала 22 ящика и два тюка.
На этой стороне бульвара выстроилась вереница доходных домов начала XX века. Дом с барельефами филинов у подъездов был построен архитектором и идеологом московского модерна Львом Кекушевым в 1903 году. Памятников модерна в столице осталось немного. Считается, что все свои главные строения Кекушев закончил в первом десятилетии XX века, а позже неспокойная ситуация в стране не способствовала развитию этого парадного стиля. С 1968 года здесь размещается Российский Союз ветеранов.
Николай Галкин/ТАСС
Этот дом с садом, узорами, резными колоннами необычен не только для сегодняшней Москвы, но и для столичной архитектуры прошлых веков. Он был построен в 1852 году выдающимся архитектором эпохи эклектики Николаем Козловским, является редким нецерковным строением архитектора и единственным сохранившимся. Причем сохранившимся очень хорошо, в чем можно убедиться, глядя на фотографии 1860-х годов, запечатлевшие и уголок усадьбы статского советника Петра Секретарева. В то время здесь жил еще один знаменитый храмовый архитектор Константин Тон, который отсюда руководил постройкой Храма Христа Спасителя. Да и в последующее время дом повидал немало известных жильцов: в 1920-е, например, здесь жил режиссер Всеволод Пудовкин, а в 1940-е, если верить молве, поселился со своей семьей Василий Сталин. В 1990-е дом пережил масштабную реконструкцию, в результате которой изменились интерьеры, но фасад остался неизменным.
Плодовитый архитектор Ольгерд Пиотрович построил в Москве немало доходных домов. Но именно этот, всем своим внешним убранством тяготеющий к модерну, особенно выделяется на общем фоне. По вертикали здание разделено лепными фризами с довольно необычными сюжетами: на одном изображена обнаженная женщина, плывущая с ребенком по волнам с дельфинами, на другом – женщина с ангелочком, трубящим в рог. Принадлежало здание князю Николаю Оболенскому, который сдавал его, а сам жил в собственном особняке в Сивцевом Вражке. В наше время здание было надстроено верхними этажами и сдается под офисы.
Николай Галкин/ТАСС
Когда-то на этом месте стояла Церковь Ржевской Божьей Матери – один из старейших московских памятников, воздвигнутый в 1540 году. От церкви остался только подклет, встроенный в подвальный этаж здания, и старинный подземный ход, ранее ведущий от церкви к дому священника. Но и сам дом, воздвигнутый на ее месте, – уникальный памятник архитектуры прошлого века. В 1920-х годах архитекторы, вдохновляясь идеями Ле Корбюзье, пытались переосмыслить саму идею жилья. Так возникли конструктивистские дома-коммуны: квартиры-"ячейки" предназначались здесь практически исключительно для ночевки, а все остальные пространства (по первоначальному проекту, даже душевые кабины) были общими. Считалось, что обитатели дома будут жить в полном согласии, встречаясь вместе в гостиных-террасах. Так оно и было – в частности, потому что коллектив архитекторов во главе с Моисеем Гинзбургом и стал здесь первой коммуной жильцов. Строил дом и впоследствии жил в нем и Александр Пастернак, брат Бориса Пастернака. Позже дом был надстроен еще двумя этажами, а крыши-террасы уничтожены, но и сегодня двухэтажные квартиры-ячейки остаются желанным жильем для московской интеллектуальной элиты.
Николай Галкин/ТАСС
Именно здесь в 1820-х годах полковник Михаил Михайлович Нарышкин, командир батальона Тарутинского полка, устроил московский филиал тайного общества Союза Благоденствия. Здесь впервые читал свои "Думы" Кондратий Рылеев, здесь собирались Иван Пущин и Евгений Оболенский. После неудачного восстания декабристов и разгрома тайного общества усадьбу выкупил Московский удельный округ, ведавший владениями императорской семьи. Но славная история дома на этом не закончилась. В 1860 году здесь поселился новый управляющий Иван Маслов, большой любитель и покровитель искусств. Он организовал что-то вроде литературного кружка, где часто бывали Афанасий Фет, Яков Полонский, Алексей Плещеев и лучший друг Маслова Иван Тургенев, который позже говорил, что Москва без Маслова для него немыслима. Самый известный портрет Тургенева, выставленный в Третьяковской галерее, был написан Ильей Репиным именно в этом доме. С 1969 года здесь располагается Союз художников.
× По бульварам Москвы: от Гоголевского до Тверского
Открыть карту