Усадьбы

Село, в котором расположена усадьба, упоминается с XVII века. Первыми владельцами села были бояре Морозовы. Женой Глеба Ивановича Морозова была известная по живописному полотну Василия Сурикова "Боярыня Морозова". Морозовы хозяйничали тут на протяжении почти всего XVII века. Потом в течение 200 лет усадьбой владела семья польских дворян Грушецких. Именно генерал-поручик Василий Грушецкий разработал план усадьбы Александрово, и она стала заметной на карте Подмосковья.

В 1779 году была построена церковь Успения Богородицы, разбит липовый парк с каскадом прудов и построен дом. Во время войны с Наполеоном в Александрово пришли французы, разорили усадьбу, разграбили церковь, разрушили многие постройки. Ренессанс усадьбы пришелся на конец XIX века, когда она досталась купцу Илье Щапову. Он уехал из Москвы в деревню, где женился на своей экономке, про которую говорили, что она была женщина малограмотная, но приятная. После женитьбы Щапов построил двухэтажный дом в русском стиле, предположительно по проекту Федора Шехтеля (говорят, что это первая постройка архитектора), воскресную школу для мальчиков, кружевную мастерскую и сельскохозяйственную школу. Кружевную мастерскую специально построили рядом с глубоким оврагом, так как для изготовления кружев важна влажность и специальная температура.

Перед смертью Щапов завещал передать усадьбу Министерству государственного имущества, чтобы там открыли сельскохозяйственную школу. Школу открыли, но ненадолго, советская власть внесла свои коррективы в мечты мецената – все советское время тут располагались организации, связанные с сельским хозяйством.
Основательная усадьба на северо Москвы была построена во второй половине XVIII века и реконструированная в середине XIX века. Усадьба стоит на берегу ухоженного Алтуфьевского пруда, и центр ее составляет Крестовоздвиженская церковь – одна из немногих московских церквей, которая практически не прекращала свою работу в XX веке, только совсем ненадолго в 1941 году.

Усадебный главный дом был построен по заказу тогдашнего хозяина – литератора и чиновника Николая Жеребцова. Дом выдержан в псевдорусском стиле, украшен большим мезонином и бельведером. Помимо дома и церкви в Алтуфьево обязательно надо изучить старинную пивоварню, заложенную в конце XVIII века, но позже заметно перестроенную. Усадьбу окружает парк, некогда бывший регулярным, а сейчас с полным отсутствием системы, но от этого не менее красивый.
Подмосковная усадьба промышленника Саввы Мамонтова сыграла важную роль в развитии русской культуры. Помещичья усадьба на берегу реки Вори досталась Мамонтову в 1870 году. Раньше это место принадлежало писателю и общественному деятелю Сергею Аксакову, который с удовольствием принимал у себя гостей, среди которых были литераторы Николай Гоголь, Федор Тютчев, Иван Тургенев и многие другие известные люди. Мамонтов выкупил поместье у дочери писателя и принялся активно преображать доставшиеся ему земли. Обустроив свой быт, Мамонтов и его жена взялись за налаживание жизни окрестных крестьян – по соседству с усадьбой были построены больница и школа. Интересующийся русским искусством и всячески его поддерживающий Мамонтов покровительствовал многим художникам и архитекторам или с ними дружил.

В Абрамцево стали приезжать, и надолго, видные деятели русского искусства – художники Илья Репин, Василий Поленов, Валентин Серов, Константин Коровин и Михаил Врубель. Елизавета Мамонтова открыла для художников столярную и керамическую мастерские. При активном участии гостей была застроен усадебный парк: по эскизам Поленова и Васнецова архитектором Павлом Самариным была построена знаменитая церковь Спаса Нерукотворного, по проекту Васнецова сооружена деревянная "Избушка на курьих ножках" – обе постройки являются основополагающими образцами русского модерна. Изразцы, созданные в мастерской под руководством Врубеля, встречаются в оформлении разных усадебных построек, его же майоликой отделана знаменитая скамья, которую художник возвел на берегу реки.

Творческая жизнь усадьбы, во многом сформировавшая "неорусский стиль", продолжалась до начала революции, после которой усадьба была национализирована и переделана в музей.
Валерий Шарифулин/ТАСС
Грандиозных размеров усадьба, гордость Подмосковья, обязательный пункт в туристической программе приезжающих в Россию иностранцев. Дворцово-парковый ансамбль, заложенный в конце XVIII века Николаем Голицыным, достраивался и менялся вплоть до конца XIX века. Каждый новый хозяин что-то достраивал, после разграбления французами в 1812 году и пожара 1820 года дворец пришлось восстанавливать силами сразу нескольких серьезных архитекторов, в том числе был приглашен Осип Бове.

Кто бы ни владел Архангельским, сюда во все времена приезжали интересные люди. Гостеприимные Голицыны и Юсуповы, как и другие именитые хозяева, принимали у себя Александра Пушкина, Николая Карамзина, Петра Вяземского, Николая Огарева, Александра Герцена, Александра Бенуа, Валентина Серова, Константина Коровина, Игоря Стравинского, а также несколько поколений русских императоров – Александра I, Николая I, Александра II, Александра III и Николая II.

После революции здесь устроили историко-художественный музей, в 1930-х организовали военный клинический санаторий, с 1945 по 1990-е здесь размещалась база спортклуба ЦСКА.

Оказавшись на огромной территории Архангельского, обязательно осмотрите Большой дворец, Храм Архангела Михаила (1660-е годы, самая древняя местная постройка, спрятанная поодаль в лесу), усыпальницу Юсуповых (она же Колоннада), Малый дворец "Каприз", театр Гонзаго, Святые ворота.

Подробный план местности и сопутствующая литература есть в кассах усадьбы или в сувенирных лавках. Перед поездкой в Архангельское полезно изучить сайт парка, где сообщают о грядущих выставках, концертах и фестивалях, которые регулярно проходят на территории.
Эта маленькая усадьба на северо-западе Москвы расположена недалеко от слияния рек Сходня и Братовка, в красивой местности, изрезанной оврагами. Построена в начале XIX века по заказу фаворита Екатерины II Ивана Римского-Корсакова. После смерти владельца дом мирно переходил от потомка к потомку, пока не случилась революция, и красивая усадьба, спрятанная посреди английского пейзажного парка, была отдана под детские ясли. Дети тут хозяйничали недолго, уже в 1919 году в усадьбе открыли музей дворянского быта, а в 1920-е – дом отдыха.

В 1930-е гг. усадебно-парковый ансамбль заметно перестроили под новые нужды. В течение советского времени его занимали самые разные ведомственные санатории – Дом отдыха Реввоенсовета, Дом отдыха Главсевморпути и Дом отдыха работников сцены. До наших дней из первоначальных построек сохранились двухэтажный главный корпус в стиле классицизма, ротонда с колоннами и флигель.
Александр Зеликов/ТАСС
От усадьбы мало что осталось, но сохранившиеся постройки разбросаны по парку, что делает прогулку вполне увлекательной. Когда-то тут был большой загородный дом, принадлежавший Николаю Волконскому, участнику сражения под Аустерлицем и именитому пленнику Наполеона. При подготовке к войне с французами на территории усадьбы строился огромный воздушный шар для бомбардировки наполеоновских частей. Впрочем, этот проект не осуществился, а во время московского пожара усадьба полностью сгорела. Вскоре после войны ее, как и многие московские постройки, воссоздали, чтобы в годы советской власти разрушить вновь. Сейчас о главном доме напоминают нарядные въездные ворота с караульной башней, по слухам, построенные по проекту то ли Матвея Казакова, то ли Василия Баженова. Справа от ворот в углу парка находится Храм Живоначальной Троицы, первой упоминание которого датируется 1807 годом. В глубине парка расположены два отреставрированных корпуса, отданных под нужды администрации парка.
Александр Зеликов/ТАСС
Остатки маленькой уютной усадьбы расположены недалеко от Терлецкого парка на окраине Москвы. Этими землями попеременно владели знатнейшие аристократические фамилии – Шереметевы, Голицыны, Столыпины. В начале XVIII века княгиня Анастасия Голицына выстроила тут маленькую сельскую церковь – Храм Спаса Нерукотворного Образа, напоминавшую хозяйке храм в усадьбе ее отца. Церковь стоит до сих пор и, в отличие от других усадебных построек, находится в хорошем состоянии.

В середине XIX века эти земли с развалинами имения и церковью купил купец Александр Торлецкий, европеец по натуре и образованию, всерьез озабоченный облагораживанием русских земель. При Торлецком здесь посадили густую дубраву и очистили пруды (всего их пять). Вода в них стала настолько чиста и прозрачна, что к хозяину за советами по благоустройству съезжались владельцы окрестных усадеб. Посреди этой благодати Торлецкий выстроил скромный дом, от которого сейчас, к сожалению, мало что осталось. Тем не менее усадебный комплекс с прудами и парком является памятником садово-паркового искусства XVIII века и охраняется государством.
Александр Зеликов/ТАСС
Усадьбу в стиле ампир возвел на высоком берегу реки Яузы архитектор Родион Казаков во второй половине XVIII века для семьи купцов и промышленников Строгановых, владевшей тогда этими землями.

В первой половине XIX века земли достались другим московским магнатам – Алексеевым, которые пристроили к дому второй этаж и немного его модернизировали. Здесь никто никогда не жил основательно, дом действительно служил дачей, отчего выглядит несколько легкомысленно.

В XIX веке вокруг дома был разбит парк, который сейчас находится в упадке, а часть его несколько лет назад и вовсе была вырублена под строительство детского сада. В главном доме находится Московский Институт Телевидения и Радиовещания "Останкино", что не мешает осмотреть дом со стороны.
Александр Зеликов/ТАСС
Дворец и парк были спроектированы в начале семидесятых годов XVIII века для отдыха императрицы Екатерины II великими архитекторами Антонио Ринальди, Карлом Бланком и Джакомо Кваренги. Дворец строили четверть века – несколько раз перестраивали, меняли интерьеры и фасады, и сама императрица им не успела воспользоваться. Как выяснилось после смерти Екатерины, ее сын Павел I вообще не любил это место и, получив дворец в наследство, тут же превратил его в казармы. Окончательно дворец разрушили наполеоновские войска в 1812 году.

В конце 1830-х годов другой великий архитектор Осип Бове взялся восстановить дворец, после чего в нем размещались военные – сначала кадетский корпус, потом Алексеевское военное училище, в советские годы – Военная академия бронетанковых войск. Дворцовый парк теперь носит название Лефортовский, и это тихое место для уединения с уютными тропинками и красивым гротом.
С середины XVIII века и в последующие 100 лет тут жила знатная семья Трубецких. Екатерина Ивановна Трубецкая в 1750 году выстроила нарядную церковь в стиле елизаветинского барокко, спустя 30 лет по заказу князя Дмитрия Трубецкого рядом был возведен главный усадебный дом в стиле классицизма, украшенный мезонином, позднее построили систему прудов.

Считается, что в этом доме останавливалась Екатерина II, возвращавшаяся в Санкт-Петербург после полугодового путешествия по Крыму. Впоследствии в усадьбе гостило много интересных людей: родители Льва Толстого, чья мать была из Трубецких, праздновали здесь свадьбу, приезжали также поэты Федор Тютчев и Петр Вяземский.

Главный дом был передан рабочему кооперативу, затем в усадьбе разместился совхоз (включая конный и скотный дворы). В 1930-х усадьбу занял сельскохозяйственный техникум с подсобным хозяйством, а в 1959 году сюда вселился Научно-исследовательский институт ветеринарной вирусологии и микробиологии. Сейчас дом находится в аварийном состоянии, попасть в него нельзя, но можно посмотреть со стороны. Имение не раз снимали в кино, в том числе в сериале "Доктор Живаго".
Александр Зеликов/ТАСС
Бывшее родовое гнездо бояр Романовых, сооруженное в XVI веке при Иване Грозном. При царе Алексее Михайловиче усадьба была окружена водой из запруженной речки Серебрянки и стала известна как Измайловский остров. Центральным зданием был Государев двор, рядом были воздвигнуты Храм Покрова Богородицы в Измайлове и Церковь царевича Иоасафа, снесенная в 1936 году.

Алексей Михайлович охотился в местных лесах, для его жены Натальи Нарышкиной тут был организован один из первых в России домашних театров, а их сын, будущий император Петр I, обнаружив в амбаре дедушкин английский ботик, взялся за развитие флота.

На стекольной фабрике здесь делали посуду, а в измайловских оранжереях выращивали иноземные цветы и фрукты. После переноса столицы в Петербург дворец стоял полузаброшенный до начала XIX века, а в 1812 году пострадал от наполеоновского нашествия. После восстановления острова значительную его часть стала занимать Измайловская Николаевская военная богадельня, построенная по проекту архитекторов Михаила Быковского и Константина Тона.

С наступлением советской власти величие острова померкло, церковь разобрали, собор разграбили, и на месте пышной царской усадьбы появился рабочий поселок. Сейчас на Измайловском острове можно наблюдать отданный церкви и получивший новое внутреннее убранство Покровский собор, мостовую башню (внутри музей) и крепостные стены XVII века, передние и задние ворота Государева двора, здания богадельни (XIX век), чугунные арку и фонтан эпохи Николая I. Здесь празднуют народные и церковные праздники и проводят экскурсии, на которых рассказывают о дореволюционной жизни.
Это усадьба Воронцовых-Дашкиных, расположенная на холме над рекой Быковка. И сама усадьба, построенная в XIX веке по проекту швейцарского архитектора Бернарда де Симона на манер английских усадеб, и холм, и прилегающий к усадьбе парк с ротондами и знаменитой церковью, построенной предположительно Василием Баженовым в стиле всевдоготики, напоминают, скорее, не подмосковную усадьбу, а какой-нибудь графский дворец Северной Европы.

Иван Илларионович Дашкин, которому принадлежала усадьба во второй половине XIX века, был крупным землевладельцем, и Быково не являлось для него постоянным местом жительства. В советские годы в здании располагался детский сад для детей красноармейцев, потом туберкулезный диспансер, сейчас особняк закрыт и попасть в него с улицы невозможно. Несмотря на это, Быково с парком и церковью является одной из самых популярных подмосковных усадеб.
Александр Зеликов/ТАСС
Это семейная усадьба графов Шереметевых, первое упоминание о которой датировано концом XVI века. Территория разрасталась, Шереметевы богатели, и уже в середине XVIII века здесь был торжественный дворец в стиле классицизма, гостевые флигели, летние павильоны для увеселений на свежем воздухе, а также регулярный парк с мраморными статуями и каскадом прудов.

За постройки отвечали крепостные шереметевские архитекторы Федор Аргунов и Алексей Миронов. Кусково – редкое для России имение, владельцы которого не менялись на протяжении 300 лет, до самой революции. Но и советская власть бережно отнеслась к богатству Шереметевых. В 1919 году, когда в других имениях открывались санатории и лаборатории, а их содержимое бесследно исчезало, в Кусково открыли музей, работающий до сих пор.
Усадьба на севере Москвы в XVII веке принадлежала воеводе Гавриилу Пушкину, предку великого поэта, затем сановнику Александру Глебову, а на рубеже XIX века оказалась во владении графской семьи Бенкендорф. От каждого владельца в Виноградово оставалось что-то, что потом переходило по наследству.

При Пушкиных тут появились Долгие пруды, вырытые для разведения рыбы. Во времена Глебова в Виноградово построили дом и церковь в классическом стиле и был разбит нарядный регулярный парк, где бывали великий историк Николай Карамзин, поэты Гавриил Державин и Иван Крылов. В середине XIX века в доме была серьезная библиотека, в том числе с автографами Алексанра Пушкина. Позже семейство Бенкендорф продало дом вместе со всем его имуществом купцу Михаилу Бучумову, в конце XIX века построившему тут обычный дачный поселок.

Те постройки, что дошли до нас, появились на виноградовских землях незадолго до революции. Тогдашние владельцы усадьбы Эмма Банза и Роберт Герман возвели здесь красивый деревянный дом в стиле неоклассицизма и маленькую имитирующую барокко постройку с бельведером, прозванную "дом Германа". Сейчас в Виноградово расположен детский кардиологический санаторий, и внешний вид усадьбы несильно модернизирован, благодаря чему постройки и парк часто снимают в кино.
Это была подмосковная усадьба генерал-губернатора Федора Ростопчина, которую он в сентябре 1812 года безжалостно сжег с приходом в Москву французов. Считается, что на этом месте усадьбы стали строить довольно давно. Еще в XVI веке тут жили дворяне Волынские, потом их потомки Воронцовы. Крестный отец Александра Пушкина граф Артемий Воронцов заказал великому архитектору Николаю Львову построить в усадьбе трехэтажный дворец с восьмиколонным портиком, но вскоре оказался совсем без денег и вынужден был продать дом Ростопчину.

После пожара 1812 года дом восстановили, следующие владельцы – Шереметевы – заметно его перестроили, и дворец в Вороново опять стал одним из самых эффектных в Подмосковье, несмотря на то что владельцы жили тут только летом. Усадебная церковь – одна из немногих в России – не закрывалась в советское время, поэтому ее интерьер практически не поменялся. Сейчас в Вороново располагается Лечебно-реабилитационный центр Минэкономразвития России.
Александр Зеликов/ТАСС
Эта хорошо сохранившаяся городская усадьба начала XIX века принадлежала знатному московскому холостяку Николаю Дурасову. Будучи человеком богатым и имея склонность к гедонизму, Дурасов построил на берегу пруда редкой красоты дворец в стиле классицизма, где устраивал приемы для своих друзей – таких же богатых и праздных. Русский мемуарист Андрей Дмитриев вспоминал о Дурасове так: "Жил в своем Люблине как сатрап, имел в садках всегда готовых стерлядей, в оранжереях – огромные ананасы и был до эпохи французов, все изменившей, необходимым лицом общества при тогдашней его жизни и тогдашних потребностях".

Дворец и сейчас является центром притяжения туристов и экскурсантов. Считается, что здание – одна из многочисленных реплик знаменитой виллы Ротонда в Виченце, самой известной постройки итальянского архитектора Андреа Палладио. Имени архитектора дурасовского дворца доподлинно никто не знает. Помимо самого дворца – центра усадьбы, тут был крепостной театр, оранжереи с экзотическим растениями и конный двор, которому завидовала половина Москвы. После смерти хозяина родственники продали дом безразличным людям, уничтожившим чудесные оранжереи.

В начале XX века на берегу усадебного пруда были построены летние дачи, от которых тоже вскоре не осталось и следа. В советские времена здесь была школа, отделение милиции, жилые корпуса и даже Институт океанологии. Теперь тут музей, наглядно демонстрирующий, каково это – быть богатым веселым помещиком в Москве в начале XIX века.
Александр Зеликов/ТАСС
Большая парадная усадьба на Воробьевых горах в разное время принадлежала московскому главнокомандующему Василию Долгорукову-Крымскому, государственному деятелю и меценату Николаю Юсупову и знатному аристократу Матвею Дмитриеву-Мамонову, в честь которого в итоге и была названа. Земли, на которых стоит усадьба, всегда принадлежали либо членам царской семьи, либо приближенным к ней людям, что заметно по внешнему облику Мамоновой дачи.

Нынешний вид дома сложился в 1820-х годах, когда им владел Юсупов. Говорят, что за внешний вид усадебных построек отвечал архитектор Осип Бове, но точных доказательств этому нет. Последний хозяин дачи Матвей Дмитриев-Мамонов провел тут под домашним арестом 30 лет, после того как в 1825 году отказался присягать на верность Николаю I.

В советские годы тут чего только ни располагалось: Центральный музей народоведения (в парке демонстрировали юрты и прочие жилища народов СССР), Институт химической физики и Институт физических проблем. Сейчас здесь по-прежнему трудятся ученые, и осмотреть дом изнутри не так-то просто, разве что в составе экскурсии. Подробности надо узнавать в администрации Парка Горького.
Это имение на реке Пахре было основано в XVIII веке генералом Михаилом Кречетниковым. Кречетников был бездетным человеком, поэтому после его смерти имение с двухэтажным домом с мезонином и парком досталось Марии Бахметьевой, бывшей в фаворитках у графа Алексея Орлова-Чесменского.

После Бахметьевой в доме поселился ее племянник Сергей Шереметев. В середине XIX века он построил здесь новые корпуса, в которых разместились семейная библиотека и картинная галерея.

В 1918 году Шереметевы покинули усадьбу, и Михайловское было национализировано. Сначала в нем устроили музей дворянского быта, потом ненадолго был открыт дом отдыха членов Общества бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев, а после – санаторий Министерства угольной промышленности. Сейчас усадьба находится в упадке, в дом, представляющий собой драматические развалины, попасть нельзя, но даже с улицы он производит неизгладимое впечатление.
Александр Зеликов/ТАСС
Когда-то эта подмосковная усадьба принадлежала графской семье Паниных. Один из первых владельцев поместья – граф Никита Панин – сначала увлекся постройкой на этих землях псевдоготической усадьбы, но, не закончив ее, уехал жить в Смоленскую губернию.

В начале XIX века дом достался промышленнику Дмитрию Грачеву, который перестроил усадьбу под мануфактуру. Фабрика выпускала сукно и ситец, поместье разрослось, управлять им наняли Василия Иокиша. Он с годами выкупил усадьбу у Грачевых, построил себе новый дом, не сильно отличавшийся по стилю от других местных построек.

Примечательно, что после революции тут продолжали производить сукно, правда, уже не Грачевы, а государство. На территории усадьбы сохранились кирпичные флигели и корпуса, а также пять красивых прудов – Головинские и Михалковские.
Александр Зеликов/ТАСС
Заметный особняк на улице Петровка. Построен в 1793 году великим русским архитектором Матвеем Казаковым для уральского промышленника Михаила Губина. Массивный трехэтажный дом – яркий пример московского классицизма – как и большинство столичных построек, пострадал от пожара 1812 года, но вскоре был бережно восстановлен.

После реставрации наследники Губина сдавали дом различным образовательным ведомствам. Тогда на территории усадьбы был разбит красивый сад и вырыт пруд, тянувшийся вдоль улицы.

В 1920 году тут открыли Институт физиотерапии и ортопедии, и позже это здание занимали больничные ведомства. Интерьеры пришли в упадок, но в конце XX века дом пережил реставрацию, благодаря которой сегодня можно увидеть потолочные росписи и некоторые детали интерьера. Попасть в особняк легко – сейчас тут находится Московский музей современного искусства.
Александр Зеликов/ТАСС
Дворец, построенный в стиле классицизма в 1790-1800-х годах, принадлежал графу Алексею Мусину-Пушкину. Трехэтажный роскошный дом был построен на берегу реки Чечоры, притока Яузы, по слухам, зодчим Матвеем Казаковым.

Хозяин дома был человеком образованным и покровительствовал искусствам, в усадьбе хранилась серьезная библиотека и не менее серьезное собрание живописи, которые погибли при московском пожаре 1812 года.

После смерти Мусина-Пушкина дом достался городским властям, которые открыли здесь 2-ю Московскую гимназию. Советские власти решили расширить пространство особняка, для чего пристроили ему четвертый этаж, заметно повредивший постройке. Сначала тут поселили военный госпиталь, а позже образовательные учреждения, теперь во дворце находится Московский государственный строительный университет.
Одна из самых парадных окраинных московских усадеб сейчас находится в черте города, в Новой Москве. С конца XVIII по конец XIX века она принадлежала княжеской семье Вяземских, после чего досталась графской семье Шереметевых.

Большой торжественный дом в стиле классицизма был построен в 1807 году на берегу пруда. Андрей Иванович Вяземский пригласил поселиться в Остафьеве своего зятя Николая Михайловича Карамзина. В апреле 1807 г. после смерти отца владельцем усадьбы стал Петр Андреевич Вяземский, в гостях у которого неоднократно бывали Александр Пушкин, Василий Жуковский, Константин Батюшков, Денис Давыдов, Александр Грибоедов, Николай Гоголь, Адам Мицкевич.

К концу XIX века Вяземские прекрасно понимали, каким важным местом с исторической точки зрения является их усадьба, и потому комнаты Пушкина и Карамзина сохранялись такими же, как при именитых гостях. Граф Сергей Шереметев, ставший владельцем усадьбы, так же бережно относился к домашнему культурному наследию и даже поставил возле дома памятники нескольким Вяземским, Пушкину и Жуковскому.

Идиллия закончилась с наступлением революции 1917 года. Усадьбу национализировали, открыли тут музей, которым руководил правнук поэта Петра Вяземского Павел Шереметев. После здесь был пионерский лагерь, затем дом отдыха для советских чиновников, а в 1980-е годы усадьбе снова придали статус музея.

Есть легенда, что Петр Вяземский долго мучился с названием для поместья и в конце концов решил назвать тем словом, которое он первым услышит о Пушкина. Приехавший Пушкин первым делом вступил в разговор с лакеем и на вопрос, что делать с его саквояжем, поэт ответил: "Оставь его", – что тут же было переделано в "Остафьево".
Александр Зеликов/ТАСС
Роскошный дворец на Ленинградском проспекте, спроектированный в неоготическом стиле великим русским архитектором Матвеем Казаковым. Построен дворец был в конце XVIII века по приказу императрицы Екатерины II в честь победы в Русско-турецкой войне 1768-1774 гг. Предполагалось, что знатные особы, приближенные к императрице, направляясь из Петербурга в Москву, захотят отдохнуть тут после тяжкой дороги, сменить платье и отправиться дальше.

Сама же Екатерина останавливалась тут лишь однажды, в 1787 году – спустя семь лет после завершения строительства. Есть легенда, будто императрица в этот вечер разогнала охрану и свиту, заявив, что тут ее будет охранять народ, что привело к несказанной давке и чуть не закончилось плачевно. Красивый парк с могучими деревьями появился вокруг путевого дворца спустя 100 лет, в конце XIX века. Отсюда Наполеон наблюдал за горящей Москвой, говорят, пожар был такой силы, что у Бонапарта истлела часть волос на голове. О пребывании Наполеона в Путевом дворце вскользь писал Александр Пушкин в "Евгении Онегине".

Сейчас дворец находится в ведении города, тут расположены ресторан, сауна, бассейн и гостиница. В одном из залов дворца устраивают концерты классической музыки. Чтобы осмотреть постройку досконально, можно записаться на одну из экскурсий, которые здесь проводит "Музей Москвы", подробнее об этом можно узнать на официальном сайте.
Александр Зеликов/ТАСС
Пышная усадьба на севере Москвы принадлежала в разное время боярам Шуйским и Нарышкиным, графу Кириллу Разумовскому, при котором тут в XVIII веке и образовался выразительный дворцово-парковый ансамбль. Потом усадьба попала в руки князя Юрия Долгорукова, затем князьям Горчаковым, позже земли с домом и парком приобрел известный московский аптекарь Павел фон Шульц.

Новый хозяин оставил купленные земли "для учреждения агрономического института, фермы и других сельскохозяйственных заведений", и уже в 1865 году тут была открыта Петровская земледельческая и лесная академия, ныне – Московская сельскохозяйственная академия имени К.А. Тимирязева. Для студентов был выстроен комплекс зданий по проекту архитектора Николая Бенуа – человека, построившего Петергоф.
Редкой сохранности усадьба на берегу речки Ликовы была построена графом Алексеем Мусиным-Пушкиным и его деятельной женой Екатериной Алексеевной в 1810 году.

Двухэтажный деревянный дом с ионическими портиками и бельведером и липовый парк с прудами привлекал многих. Тут собирались многочисленные родственники и гости жены Алексея Ивановича, приехавшие из соседних усадеб Ясенево и Остафьево. Гостей развлекали спектаклями домашнего крепостного театра, устраивали танцы и играли в шарады. Их сын декабрист Владимир Мусин-Пушкин приглашал в дом друзей – Александра Пушкина и Евгения Баратынского.

В 1856 году Мусин-Пушкин разорился и вынужден был продать родовое поместье, после чего оно не задерживалась подолгу в одних руках. В 1920 году, после смены власти, Валуево национализировали и открыли там ведомственный санаторий Главмосстроя, который и прописан тут до сих пор.

Усадьба находится в прекрасном состоянии, в советские времена ее снимали в фильмах "Гусарская баллада", "Мой ласковый и нежный зверь" и "Война и мир".
Усадьба знатной семьи Нарышкиных расположена на территории нынешнего Филевского парка. Усадьба находилась во владении Нарышкиных с 1690 года. Нынешний главный дом усадьбы был построен во второй половине XIX века в стиле классицизма.

Украшенный нарядными пилястрами, дом был окружен копиями античных статуй и выглядел одновременно просто и торжественно. В течение 175 лет, пока тут жили Нарышкины, в Кунцево гостили важные люди: от Екатерины Великой и прусского короля Фридриха Вильгельма III, приехавшего в Россию по случаю рождения своего внука – будущего императора Александра II, до самого Александра II, приезжавшего сюда вместе с женой.

В 1865 году усадьба перешла от Нарышкиных к промышленнику и меценату Козьме Солдатенкову, к которому также тянулись интересные люди: здесь бывали писатель Лев Толстой, художники Алексей Саврасов и Михаил Врубель, композитор Петр Чайковский. В советские времена с наследием Нарышкиных обращались бережно, дом тщательно охранялся.
Александр Зеликов/ТАСС
Дворянская усадьба расположена на севере Москвы. Величественный двухэтажный дом был построен в начале XVIII века для будущего московского губернатора Кирилла Нарышкина. Тогда же по соседству появился Храм Троицы Живоначальной и солодовенный завод. Всем этим Нарышкину пользоваться долго не пришлось. В 1710 году, после Полтавской битвы, Нарышкин уехал в Санкт-Петербург, где его назначили первым комендантом города, и увез с собой всех своих людей. На освободившихся землях Нарышкин поселил пленных шведов и рабочих.

После этого усадьба принадлежала разным людям, и ничего особенного с ней не происходило, пока эти земли не выкупил купец Иван Кожевников. При нем в Свиблово началась новая жизнь – на территории усадьбы была построена суконная фабрика, ансамбль которой сейчас является памятником архитекторы. Тогда же был перестроен нарышкинский дом и к нему добавился ампирный мезонин, появились театр и флигели. Последующие владельцы, тоже купцы, не привнесли в ансамбль усадьбы ничего выдающегося, а с переменой власти в 1917 году усадьба была национализирована.
Эта усадьба связана с именем Михаила Лермонтова. В 1825 году усадьбу Середниково, до этого часто менявшую владельцев, приобрел генерал-майор Дмитрий Столыпин, двоюродный дедушка Михаила Лермонтова. Именно здесь маленький Лермонтов в первый раз влюбился, тут написаны многие его юношеские стихи.

В 1855 году усадьбой владел Аркадий Дмитриевич Столыпин, и тогда сюда на каникулы стали привозить другого юношу, также ставшего важным для России человеком, – будущего политического деятеля Петра Столыпина. В 1869 году усадьбу приобрел купец Иван Фирсанов. К его дочери Вере часто приезжали Федор Шаляпин, Сергей Рахманинов, Валентин Серов и Константин Юон, который даже выкупил у Фирсановой кусок поместья, чтобы построить тут свою мастерскую.

После революции усадьба досталась государству и долго переходила от ведомства к ведомству, одно время тут был санаторий для нервных больных и туберкулезный санаторий "Мцыри". Сейчас усадьбой заведует фонд "Лермонтовское наследие". Дом с бельведером в стиле классицизма, манеж, конный двор, флигели, храм Святителя Алексия и невероятной красоты парк часто снимают в кино, местные пейзажи можно увидеть в сериалах "Бедная Настя", "Закрытая школа" и многих других.
Александр Зеликов/ТАСС
Усадьба ведет свою историю с первой половины XVII века. Современный облик она приобрела в конце XIX столетия, когда ее купил князь Петр Трубецкой. Он перестроил старый дом в неоклассическом стиле и разбил лиственничную аллею. Оказавшись тут, можно подумать, будто находишься далеко за городом: простой дом в неоклассическом стиле, аллея лиственниц, мечтательные пруды, березки и тихий Храм Казанской иконы Божией Матери постройки начала XVIII века.

После революции Трубецкие покинули родину, в начале 1920-х годов их усадьбу передали в ведение комиссии по улучшению быта ученых. С 1937 г. Узкое находится в ведении Российской академии наук, сегодня здесь расположен ее санаторий, поэтому посмотреть на здание можно или из-за забора, или договорившись с администрацией.

Усадьба знаменита тем, что тут скончался великий русский философ Владимир Соловьев, гостивший у князей-интеллектуалов Трубецких. С местных склонов катался на лыжах великий физик Лев Ландау, а в прудах купался великий математик Андрей Колмогоров.
Александр Зеликов/ТАСС
Одна из знаменитых московских построек была заказана в самом конце XVIII века архитектору Матвею Казакову отставным майором Иваном Барышниковым. Дворец с парадным двором и оградой удивительным образом не пострадал от пожара 1812 года, но был разграблен солдатами наполеоновской армии. Хозяину пришлось потратить немало сил, денег и времени, чтобы вернуть зданию прежний вид.

В 1820-х годах усадьба перешла в руки зятя Барышникова полковника Степана Бегичева, который вместе со своей женой устроил в особняке центр московской светской жизни. Здесь гостили литераторы Владимир Одоевский, Денис Давыдов, Вильгельм Кюхельбекер, постоянно устраивались балы и отмечались праздники. Хозяин был близким другом Александра Грибоедова, который работал в этом доме над комедией "Горе от ума".

Во второй половине XIX века здание досталось государству, которое открыло тут Мясницкое отделение больницы для чернорабочих, где лечили бедняков. В XX веке в особняке место больницы занял Институт санитарного просвещения Наркомздрава СССР. В конце XX века во дворце прописалась газета "Аргументы и факты".
Александр Зеликов/ТАСС
Эта усадьба в центре Москвы построена на Швивой горке предположительно Родионом Казаковым, учеником и однофамильцем великого Матвея Казакова. Усадьба состоит из главного дома, двух флигелей, церкви и служебных построек. К дому примыкал ухоженный сад, все это располагалось за кованой оградой, одной из самых красивых в городе. Усадьба принадлежала промышленнику Ивану Баташеву, владельцу заводов в Туле и Липецке. В сентябре 1812 года в доме на пару дней остановился наполеоновский маршал Иоахим Мюрат, вскоре в Москве случился пожар, в котором сильно пострадали интерьеры усадьбы.

После ремонта дворец достался внучке Баташева Дарье, которая была женой Дмитрия Шепелева, генерал-лейтенанта императорской армии. Семья была известна своим гостеприимством, в усадьбе постоянно устраивали званые обеды, о которых говорила вся Москва. В 1825 году из дома все съехали, чтобы тут мог пожить Уильям Джордж Спенсер Кавендиш, герцог Девонширский, приехавший в Россию на коронацию Николая I. Потом усадьбой владели Голицыны, а в конце XIX века она досталась московским властям, которые открыли тут Яузскую больницу для чернорабочих.

После революции больницу переименовали в клинику имени Сантруда. Во время Великой Отечественной войны именно в этой больнице был впервые в СССР использован пенициллин. Сейчас здесь работает Городская клиническая больница № 23.
Александр Зеликов/ТАСС
Большой красивый дворец на Ордынке неоднократно фигурировал в фильмах и на открытках с видами Москвы. Дом построен в конце XVIII века. Сначала им владел богатый купец А. И. Долгов, а в конце XIX века дом купил Николай Жемочкин, торговавший кожей. Ходили слухи, что дом строил знаменитый архитектор Василий Баженов, который был женат на дочери Долгова, но информация эта не подтверждена, исследователи творчества архитектора не находят никаких намеков на это.

После пожара 1812 года дворец пришлось восстанавливать и перестраивать, тогда к нему приложил руку другой известный архитектор Осип Бове, руководивший комиссией по восстановлению выгоревшей Москвы.

В конце XIX века усадьбу снова перестроили, от чего, как говорят, она сильно проиграла. В 1875 году сюда въехала женская гимназия, а спустя почти 100 лет – Институт Латинской Америки Академии наук.
Александр Зеликов/ТАСС
Этот большой парадный дом с двумя флигелями в стиле ампир перестраивался после московского пожара и потом еще в течение XIX века менялся с приходом каждого нового владельца. Он занимает на улице место сразу двух домов, в адресе так и написано: улица Гончарная, 14-16.

От купца Петра Молошникова на фронтоне дома остался вензель ПМ. О последней владелице дома Марии Клаповской не осталось никаких выдающихся вех, только имя в названии усадьбы.

В советские времена здесь находился Дом научного атеизма, а после – Центр духовного наследия. Попасть внутрь можно только два раза в году – 18 апреля (День охраны памятников) и 18 мая (День музеев), когда в Москве открыты для свободного посещения многие дворцы и усадьбы.
Александр Зеликов/ТАСС
Городская усадьба была построена корнетом Павлом Охотниковым в 1820 году. Дом в стиле классицизма, с портиком, колоннами и фронтоном с барельефами очень нравился москвичам, усадьбу считали украшением Пречистенки. Художник Евгений Лансере, придумывая декорации к театральной постановке грибоедовского "Горя от ума" для Малого театра, решил срисовать интерьеры именно отсюда.

В конце XIX века в усадьбе базировалась знаменитая мужская гимназия Поливанова. Учившийся тут поэт Валерий Брюсов вспоминал: "У Поливанова, где гораздо больше было аристократических фамилий, я никогда не слыхал, чтобы кто-нибудь в самом младшем классе хвастал своим происхождением".

За два года до революции усадьба досталась известной покровительнице искусств Вере Фирсановой, хозяйке усадьбы Середниково. Фирсанова заказала перестройку дома, поменяв интерьеры и некоторые элементы фасада. Правда, долго наслаждаться новым жильем она не смогла – сразу после революции Вера Ивановна, подарившая городу Сандуновские бани и Петровский пассаж, была вынуждена жить в одной комнате коммунальной квартиры, некогда полностью ей принадлежавшей. А в здании усадьбы открыли Академию художеств, позже поселили тут Детскую художественную школу № 1 – одну из лучших в городе, и Детскую музыкальную школу имени Мурадели.
Николай Галкин/ТАСС
Историческая усадьба на Петровском была возведена в 1780-х годах для Ростислава Евграфовича Татищева, внука знаменитого историка, а жилые дома по обе ее стороны когда-то были флигелями. Оригинальное здание усадьбы – творение великого зодчего, родоначальника московского классицизма Матвея Казакова. Известна легенда, как Татищев принимал здесь императора Павла I в зале, обставленной зеркалами, что в ту пору казалось удивительной диковинкой.

От Татищевых усадьба перешла к Вяземским, но самыми знаменитыми ее владельцами были эксцентричные Катуары – купеческая семья родом из Франции, торговавшая чаем, винами и шелком. В 1860-х они купили дом, заказав его перестройку архитектору Александру Каминскому, выдающемуся представителю стиля московской эклектики. С 1897 по 1904 год в этом доме работала редакция газеты "Курьер", объединившая литераторов левого толка. За свое недолгое существование "Курьер" успел напечатать Максима Горького, Антона Чехова, Ивана Бунина и многих других известных авторов, а Леонид Андреев, например, служивший в ней судебным репортером, проснулся знаменитым после публикации в "Курьере" его рассказа "Баргамот и Гараська".
Александр Зеликов/ТАСС
Этот торжественный особняк в центре Москвы стоит на углу улицы Пречистенки и Хрущевского переулка. Эта постройка в стиле московского классицизма была воздвигнута в 1816 году на деньги отставного прапорщика Александра Хрущева. Хозяин доверил строительство усадьбы архитекторам Афанасию Григорьеву и Доменико Жилярди, которые после пожара 1812 года активно взялись восстанавливать московские дворцы и усадьбы. Хрущевы были людьми светскими и часто устраивали приемы и балы, на которые съезжались известные в Москве люди. Историки подозревают, что заезжал сюда и Александр Пушкин.

Во второй половине XIX века городская усадьба перешла к штабс-капитану Дмитрию Селезневу, который понимал, какое сокровище ему досталось, и очень бережно относился к интерьерам усадьбы – росписям, полам, мраморным стенам, каминам и мебели.

Усадьба была настолько нарядной, что после революции, когда здание национализировали, тут не стали открывать скучное казенное учреждение, а сначала организовали в этих стенах Музей игрушки, потом отдали здание Литературному музею, а потом Музею А. С. Пушкина, который находится здесь до сих пор. Тут часто проводят праздники, посвященные русской усадебной жизни и дворянству.
Александр Зеликов/ТАСС
Этот нарядный дворец расположен на юге Москвы. Задуман и спроектирован, как многие московские дворцы, по велению императрицы Екатерины II. Сначала дворец должен был строить придворный архитектор Василий Баженов, но в момент начала стройки зодчий и императрица разошлись во взглядах, и эстафету подхватил другой придворный архитектор Матвей Казаков. У Казакова тоже не получилось осуществить замысел царицы, и долгострой надолго превратился в живописные руины, про которые жители окрестных деревень говорили, что тут живут привидения, и место это недолюбливали.

В 2005-2007 годах мэр Москвы Юрий Лужков провел реконструкцию дворца, в ходе которой было достроено то, что не реализовали великие русские архитекторы. Новодел долгое время возмущал москвичей, считавших, что нынешний проект ни имеет никакого отношения ни к Баженову, ни к Казакову. Потом парк полюбили, и теперь это одно из самых популярных мест отдыха на юге города.

Сейчас во дворце открыт археологический музей, в котором выставлено все, что найдено во время реконструкции. Дворец окружен большим парком с прудами и лесными зонами, так что приезжать сюда имеет смысл на целый день – изучать ландшафты и архитектуру, отдыхать в музейной тени и ловить бабочек на местных лужайках.
Александр Зеликов/ТАСС
Некогда подмосковная усадьба сейчас располагается в московском районе Черемушки. Когда-то тут было село Черемушки, в первой половине XVIII века принадлежавшее князю Федору Голицыну. Он был важным человеком при дворе императрицы Елизаветы Петровны – настолько важным, что однажды императрица навестила его в Черемушках: "Шествие возиметь соизволила в село Черомоши – к господину генерал-майору князю Голицыну, где благоволили вечернее кушать – и во дворец прибыть изволила в 1-м часу пополуночи".

После Голицына усадьбой владели разные фабриканты, мечтавшие построить тут заводы. В конце XVIII века земли достались генерал-майору Сергею Меншикову, внуку соратника Петра I Александра Меншикова. При нем в Черемушках построили дворец в стиле классицизма и разбили большой парк. Усадьба хоть и получилась красивой, владельца она почти не интересовала, бывал он тут наездами, в доме почти не было гостей, поэтому воспоминаний современников об этом месте практически нет. В 1880 году дом достался купцу Василию Якунчикову.

В начале XX века произошла капитальная перестройка, за проект отвечал архитектор Иван Жолтовский, ставший впоследствии ведущим архитектором сталинского ампира. Вскоре после революции дом достался Институту теоретической и экспериментальной физики, который находится там до сих пор.
Александр Зеликов/ТАСС
Это одна из немногочисленных усадеб, которой довелось находиться в руках одной семьи на протяжении 250 лет. Род Стрешневых когда-то был уважаем при дворе, Евдокия Стрешнева была матерью царя Алексея Михайловича. Семья жила в этом месте долго и счастливо, в усадьбе открывали зверинцы, разбивали парки, строили и перестраивали дома. В конце XIX века последняя владелица поместья Евгения Шаховская-Глебова-Стрешнева затеяла капитальную перестройку. По замыслу хозяйки, поместье должно было стать чем-то вроде средневекового замка. Осуществлять задуманное были призваны архитекторы Александр Резанов и Константин Терский. Именно им принадлежит странный проект: деревянный дом надстроили огромного размера башнями, раскрашенными под кирпич, и возвели флигели в псевдорусском стиле. Роскошный парк, окружающий дом, хозяйка поделила на три зоны, куда продавала входные билеты. Желающие купаться, ловить рыбу, собирать грибы или просто гулять по лесу могли приобрести специальный билет, для каждой зоны – свой. В конце XIX века вокруг усадьбы образовалось модное дачное место.

В советские времена тут работал санаторий, в нем лечилась революционерка Инесса Арманд, которую тут навещал председатель Совета народных комиссаров РСФСР Владимир Ленин. Сейчас усадьбу восстановили, придали ей охранный статус памятника, в местных водоемах водятся бобры и ондатры, а по историческим постройкам водят экскурсии.
× Усадьбы
Открыть карту