"Сам себе главный инспектор"

«Сам себе главный инспектор»
Правила игры: Сергей Карасев, арбитр FIFA
«Сам себе главный инспектор»
Правила игры: Сергей Карасев, арбитр FIFA
«Сам себе главный инспектор»
Правила игры: Сергей Карасев, арбитр FIFA
У нас монотонная работа. Футболисты тренируются с мячами и в коллективе, это всегда веселее. У судей все гораздо сложнее: приходится тренироваться одному и выполнять программу, которую присылают из УЕФА судьям-международникам.
Каждые два-три дня я обязан высылать отчеты о тренировках в УЕФА, которые там проверяют. Они даже по GPS могут посмотреть, что я тренируюсь на стадионе «Новые Химки». Этим, естественно, никто не будет заниматься, но всю мою работу видно. Если я не тренируюсь или не отправлю данные, я просто не получу международных игр.

Я не представлял себя судьей. Просто вышел на поле со свистком, думал, это развлечение какое-то. Отец сказал: «Иди. Может быть, ты не будешь футболистом, зато, если понравится, будешь судить».
18 лет — это такой возраст, когда надо принимать важнейшие решения. А еще это возраст армии, работы, учебы, очень многих вопросов и полного отсутствия денег.
18 лет — это такой возраст, когда надо принимать важнейшие решения. А еще это возраст армии, работы, учебы, очень многих вопросов и полного отсутствия денег.
18 лет — это такой возраст, когда надо принимать важнейшие решения. А еще это возраст армии, работы, учебы, очень многих вопросов и полного отсутствия денег.
Когда пришло время выбора, мне сказали в команде: «Ты очень много внимания судейству уделяешь, давай определись, кто ты: футболист или судья». Я сказал: «Ок, я судья». И закончил с футболом как игрок. Мне это легко далось, потому что я прекрасно понимал, что мне уже 18 лет, играть во второй лиге я не хочу, а какая перспектива? Остаться в игре? У меня есть шанс стать арбитром.
Судейство — это непрофессиональная деятельность. Мы не имеем ни контрактов, ни трудовых книжек, ничего — мы подписываем трудовой договор на судейство матчей чемпионатов. Сколько матчей, каких матчей — непонятно. РФС может продлить договор, а может и не продлить. И если мы говорим про какую-то социальную защиту, страховку в случае травм — этого ничего нет, все за свой счет, за те гонорары, которые мы получаем.
У каждого футболиста есть свой юрист, агент. У нас нет никого, мы предоставлены сами себе, мы тренируемся и должны быть готовы к играм.
«
Путь всегда длинный: ты начинаешь с низов и должен прокладывать себе дорогу качеством работы, отношением к делу, нормальным общением с людьми, с инспекторами — от этого очень много зависит. Все очень сложно, и без удачи никуда.

Все, что касается международной карьеры, — это вопрос везения. Судейство — субъективная работа. Росто-весовые показатели даже влияют. Внешний вид, общение с игроками, мимика, жесты. Судей по миру полмиллиона человек, включается естественный отбор: если все одинаковые, значит, надо выбрать того, кто самый-самый. Идет жесткий отсев, поэтому без удачи не получается.
Судья не фиксатор нарушений, иначе его мог бы заменить робот. Он чуть-чуть шоумен, человек-дирижер, который ведет игру. Он должен жить, общаться, шутить с игроками. Может быть, слово «шоумен» не совсем верное, но когда игра несколько выходит из-под контроля, недостаточно только карточки или свистка.

Бывает, желтая карточка делает игрока еще более агрессивным. Тогда надо заглушить эмоции, не показывать эту карточку, а, наоборот, дать игроку понять, что его защитят, не пойдут против него. Когда на поле 22 человека, надо искать ниточки, пытаться найти контакт с каждым.
Если я испытываю радость от хорошо выполненной работы, значит, я не сделал ошибок, не повлиял на результат игры.
«
Футболисты всегда проверяют арбитра на прочность, особенно если он молодой, пытаются где-то «поддушить». Но если ты себя правильно поставил, не отдаешь предпочтения никому, ни одной команде, постепенно люди понимают: «Вроде все нормально идет, за что мы будем его прессовать? Нормально судит».
Самое страшное для арбитра — повлиять на результат: назначить пенальти, которого не было, удалить человека ни за что. Потому что люди к турниру готовились, прошли все стадии, а судья по ошибке отнимает у них шанс.

Футбол — это большой бизнес: люди вкладывают деньги и любой ценой хотят добиться победы, неважно, что скажут после. Человек, который признается в симуляции, на весь мир прославится. Но большинство футболистов махнут рукой на это и скажут: «Не нужен мне никакой приз fair play, я лучше Лигу чемпионов выиграю». Игроков миллионы, но на чемпионаты мира попадают сотни, а выигрывают еще меньше.
Футболиста похвалят за то, что он забил гол, защитника похвалят, что в подкате спас ситуацию, а к судье просто подойдут представители клубов после матча и пожмут руку. Никто не скажет, что такой-то арбитр отсудил хорошо. Просто ноль. И этот ноль — самая большая похвала.
Я не тщеславен. Слава второстепенна. Самое главное, что это моя работа, и никто меня не похвалит, кроме моей семьи и меня самого. Я сам себе главный инспектор.
«
Если играет наша сборная по пляжному футболу, я обязательно смотрю. Это ребята голодные до футбола, они просто любят игру, а не деньги пришли зарабатывать. Они принесли стране такие награды, что этот спорт обязан быть более оплачиваемым, игроки должны знать, что о них думают, что они нужны.

Я не могу сказать, есть ли договорные матчи. Зато я могу точно сказать, что никогда в жизни судью об этом не поставят в известность. Судья выходит и свистит то, что он видит, просто работает.
Я главный арбитр, я несу ответственность за все, что происходит на поле. Отвечаю за свою судейскую команду. У меня была серьезная ошибка, Пьерлуиджи Коллина мне сказал: «Такая ситуация, что у вас будет пауза». И это правильно, потому что народ кипел, и надо было дать возможность людям чуть-чуть остыть.

К сожалению, в спорных моментах часто принимаются решения против арбитра. Специальная комиссия рассматривает спорные эпизоды и почему-то принимает решение против судьи. Но, сидя в кресле перед огромным телевизором, посмотреть 20 раз повтор и проголосовать против арбитра — это преступление. У судьи был момент, он принял решение в сложнейшей ситуации и все равно виноват. Это неправильно. Дискуссионный момент всегда надо отдавать арбитру.
Любое отстранение означает, что я сижу без работы, без практики. Можете представить: футболист, которого отстранили на две недели, не тренируется, не играет, ничего не делает. Разве он станет лучше? Так же с арбитром — он теряет квалификацию. Судье надо судить, футболисту надо играть. И если судью в сложном моменте не защитили, он теряет уверенность.

Судьи знают, кто из футболистов может картинно упасть, кто в стык жесткий пойти, кто может исподтишка правила нарушить, кто много разговаривает. Игроки пытаются все сделать для достижения успеха, таковы правила игры. А мы должны не дать им обмануть нас.
Когда я получил назначение на Лигу чемпионов и стоял слушал гимн, я поверить не мог: дрожь какая-то, слезы наворачиваются, как я здесь вообще оказался — это невозможно просто. Но все в жизни реально.
«
После игры дома в спокойной обстановке ставишь матч и вспоминаешь, как было круто. Потому что все 90 минут ты не видишь большой игры. Видишь только игроков, не слышишь ничего, кроме наушника, кроме своих коллег-судей. Иногда настолько погружаешься в процесс, что забываешь даже, кто перед тобой — Месси, Роналду или просто две команды футболистов? Только когда удар сумасшедший по воротам, ты поднимаешь голову — да, вот это был Месси.
Быть болельщиком на трибуне и видеть всю красоту и быть судьей в поле — это совсем разные вещи. Потому что у судьи все подчинено только одному: ничего не пропустить. На стадионе 80 тыс. болельщиков и еще 5 млн смотрят футбол на экране, даже представить себе невозможно какую-то ошибку.

Я никогда не отказывался от судейства. Честно. У меня не было выходных особо, я либо играл в футбол, либо судил, когда все отдыхали на даче. Судил по три игры, иногда по четыре, иногда по пять. Наверное, это трудолюбие какое-то, терпение. Потому что чего-то сиюминутного не будет, надо настроиться на длинный путь и стараться.
Надо постоянно находить мотивацию тренироваться, идти дальше. Человек так устроен, что когда он довольствуется малым, то думает, что это всегда будет у него в руках. Не будет.
Надо постоянно находить мотивацию тренироваться, идти дальше. Человек так устроен, что когда он довольствуется малым, то думает, что это всегда будет у него в руках. Не будет.
Надо постоянно находить мотивацию тренироваться, идти дальше. Человек так устроен, что когда он довольствуется малым, то думает, что это всегда будет у него в руках. Не будет.