«Мне нравится все превращать в игру»

«Мне нравится все превращать в игру»
Правила игры: Павел Занозин - телекомментатор, посол Нижнего Новгорода на ЧМ-2018
«Мне нравится все превращать в игру»
Правила игры: Павел Занозин - телекомментатор, посол Нижнего Новгорода на ЧМ-2018
Комментировать футбол – моя самая любимая работа. Если я когда-нибудь заработаю много денег, буду комментировать футбол просто ради удовольствия.
Очень немногие могут работать комментаторами. Это штучная профессия с высокой конкуренцией. Единицы способны на протяжении нескольких часов импровизационно говорить про спорт.

Комментаторов в России около 30 человек. Профессии, в которых по стране найдется всего 30 специалистов, можно пересчитать по пальцам.

Спорт – единственное событие, которое всегда необходимо показывать в прямом эфире. Этим спортивное телевидение отличается от любого другого.
Павел Занозин считает, что комментатор – штучная профессия с высокой конкуренцией, и очень немногие могут работать комментаторами.
У любого комментатора в начале карьеры такое бывает: в какой-то момент у тебя просто заканчиваются слова и начинается ступор. Кажется: «Что еще говорить? Просто называть фамилии? Это глупо!»

Так сложилось, что меня достаточно часто назначают работать комментатором sideline (на бровке). У этой позиции есть свои преимущества, но все-таки гораздо прикольнее комментировать сверху. Каждый матч, который я комментирую сверху, воспринимаю как праздник.
Спорт – единственное событие, которое всегда необходимо показывать в прямом эфире, считает Павел Занозин. Именно поэтому спортивное телевидение отличается от любого другого.
Я молодой, симпатичный, умею задавать вопросы. Поэтому для телевидения формально я больше ведущий, чем комментатор.
Ты сказал слово, и оно отразилось в сердцах сотен тысяч людей.
Мне было бы интересно послушать, как комментируют футбол люди, которые здорово говорят о чем угодно. Например, Дмитрий Быков.

Я так понимаю свою профессию журналиста: ты сказал слово, и оно отразилось в сердцах сотен тысяч людей. И это не гордыня, не власть, это чувство ответственности. За каждое слово ты должен отвечать.

Я очень не люблю ждать. Мне нравится приходить в самый последний момент – на самолет, на поезд. Жалко терять время на то, чтобы просто ждать. Я человек последней секунды.
Павел Занозин: "Я молодой, симпатичный, умею задавать вопросы. Поэтому для телевидения формально я больше ведущий, чем комментатор".
Русский язык – моя главная любовь, он мне очень нужен. Я могу себе представить, что заканчиваю работу комментатором и начинаю писать прозу, стихи. У меня много задумок, только надо остановиться и оглянуться на мир вокруг. Пока времени и сил хватает на стихи и рассказы, но не на большой формат.

Иногда я уезжаю из Москвы на пару дней, в Переславль например. Думаю, остаться бы здесь на месяц: маленький деревянный домик, баня. Это мое.
Любой комментатор должен «работать собой», иначе он не будет интересен. Комментатора должны воспринимать как личность.
Моя аудитория не очень велика, но она мне очень интересна. Мне нравится, как она развивается вместе со мной. Мы любим одно и то же, мы не разговариваем с нуля: я цитирую Довлатова и знаю, что зрители узнают цитату.
Павел Занозин: "Люди чаще всего не получают удовольствие от своей жизни, я каждый раз этому удивляюсь".
Я не стремлюсь быть мегазвездой, чтобы я выходил выбросить мусор, а за мной бежали фанаты. Мне нравится нынешнее состояние: меня уже знают, но я все еще могу делать то, что мне интересно.

Известность – такая штука, иметь которую хотят только те, у кого ее нет.

Я в 9 лет понял, что больше всего в жизни мне нравится болтать. А еще через полгода обнаружил, что не просто болтать, а болтать о футболе.
По мнению Павла Занозина, мозгу все время нужна нагрузка, а лучшая нагрузка - игра.
Если сейчас посадить комментировать матч советского комментатора, будет ужасно скучно.
Сложно дать определение плохому комментатору. Проще сказать, что такое «хороший комментатор». Это, во-первых, великолепный русский язык. Во-вторых, колоссальное понимание того, что он комментирует – не на уровне профессионального спортсмена, потому что понимать спорт с позиции профессионала может только тот, кто им занимался, а на уровне аналитика. В-третьих, чувство юмора и самоиронии. В-четвертых, реакция: ты обязан мгновенно преобразовать игровую ситуацию в вербальную форму.

Если сейчас посадить комментировать матч советского комментатора, будет ужасно скучно. Это не значит, что мы лучше тех комментаторов. Это значит, что время другое: другая скорость жизни, другое телевидение.

Пауза – это комментаторский прием. Она нужна, чтобы дать зрителю воздух, подчеркнуть важность момента. Самая великая пауза была у Георгия Черданцева, когда Аршавин забил четвертый гол за «Арсенал» в игре против «Ливерпуля» 21 апреля 2009. Аршавин бежит забивать, Черданцев комментирует: «Если он забьет… Если он забьет…» И дальше гол – и пауза в эфире на минуту. Так никто больше никогда не делал.
Павел Занозин: "Так сложилось, что меня достаточно часто назначают работать комментатором sideline (на бровке). У этой позиции есть свои преимущества, но все-таки гораздо прикольнее комментировать сверху".
Я очень люблю игру. Я играю все время – во «Что? Где? Когда?», в покер. Мне нравится все превращать в игру. Мозгу все время нужна нагрузка, мне кажется. Игра – лучшая нагрузка.

Люди чаще всего не получают удовольствие от своей жизни, я каждый раз этому удивляюсь. Меня, например, поражает, что люди часто живут очень далеко от своей работы и ничего не пытаются поменять. Сознательно долго-долго ездят туда, обратно. Мне кажется, гораздо проще поменять место жительства ближе к работе, чем каждый день тратить время на поездки.

Телевидение остается чем-то сакральным для зрителя. Словно, если ты попал в телевизор, ты уже божество. Но это просто работа. В этом плане я ничем не отличаюсь от инженера, дворника или моряка. У меня не было блата на телевидении, не было семейной традиции. Просто в какой-то момент выяснилось, что профессия комментатора – это то, для чего я лучше всего подхожу.
Я проникаюсь всем, с чем сталкиваюсь близко. Так было, например, с фристайлом, с керлингом, со спортивной гимнастикой: знакомишься, начинаешь разбираться в правилах, и это все проникает в твою кровь, становится твоими тромбоцитами.
Я очень болею за сборную России, делаю это по умолчанию, и я не могу за нее не болеть. Еще одна любовь - сборная Франции. Но если они встретятся в матче между собой, я, конечно, буду болеть за наших.
Я очень болею за сборную России, делаю это по умолчанию, и я не могу за нее не болеть. Еще одна любовь - сборная Франции. Но если они встретятся в матче между собой, я, конечно, буду болеть за наших.