"Я хочу сфотографировать, как сборная команда поднимет кубок"

«Я хочу сфотографировать, как сборная команда поднимет кубок»
Правила игры: Константин Рыбин, фотограф национальной сборной России по футболу и Российской футбольной премьер-Лиги
«Я хочу сфотографировать, как сборная команда поднимет кубок»


Правила игры: Константин Рыбин, фотограф сборной России по футболу и РФПЛ
Мы жили во дворе, где по соседству размещалась редакция «Советского спорта», часто с мальчишками забегали туда, и нам бесплатно давали газету.

В «Советском спорте» публиковались объявления типа «Открывается набор в такую-то школу». Прочитав одно из них, я поехал в школу «Динамо», и меня приняли. Из полутора тысяч человек повезло только мне и еще одному мальчику. Я отыграл там сезон и ушел, потом прошел отбор в школу «Спартака». Там тоже не получилось закрепиться в основном составе: ребята учились в спортшколе, а я в обычной с углубленным изучением английского языка.

Когда мне было десять лет, я нашел дома программку матча СССР – Бразилия. Отец с мамой обычно по театрам ходили, и я смотрю: среди театральных программок лежит какая-то брошюра с большим мячом. Она мне понравилась, и через какое-то время я стал коллекционировать футбольные программки со «Спартаком», со сборной, с Еврокубками. Тогда коллекционеры перед матчами в «Лужниках», на «Динамо» обменивались программками.
На одном из матчей Чемпионата России («Стадион Спартак»)
Мне один человек сказал: «Костя, ты уникальный парень. Ты бумагу смог поменять на кирпичи».
Сначала я не очень серьезно к этому относился, потом судьба свела меня с Михаилом Жигалиным, дядей Мишей, который был крупнейшим коллекционером, и он мне помогал какие-то вещи доставать. Сейчас у меня не хватает всего двух программок сборных СССР и России. Коллекция начинается с 1934 года, в ней штук 700, я не считал. Цена раритета может доходить до 10 тыс. фунтов стерлингов. Я недавно пытался купить программку чемпионата мира 1934 года на аукционе, сделал ставку 2500 фунтов, но она даже не сыграла.

Два года назад появилась возможность купить квартиру в нашем же доме, но побольше. Пришлось коллекцию программок «Спартака» продать, чтобы у ребенка была своя комната. Есть вещи, которыми надо жертвовать. Потому что поколение растет. Я спокойно к этому отношусь. Мне один человек сказал: «Костя, ты уникальный парень. Ты бумагу смог поменять на кирпичи».

Перед армией я несколько месяцев работал экспедитором в «Советском спорте». Там я познакомился с Александром Федоровым, фотографом газеты «Спорт-Экспресс». Он, можно сказать, стал моим учителем, помогал мне на первых порах. Мы с ним часто видимся на матчах, когда есть какие-то вопросы, я подхожу к нему, спрашиваю.
Константин Рыбин - известный коллекционер программок с матчей, сейчас у него их около 700. Самая старая датируется 1934 годом. Стоимость таких артефактов может доходить до 10 тысяч фунтов стерлингов
Константин Рыбин - известный коллекционер программок с матчей, сейчас у него их около 700. Самая старая датируется 1934 годом. Стоимость таких артефактов может доходить до 10 тысяч фунтов стерлингов
Мне в первую очередь нравится фотографировать команду перед матчем
После армии по рекомендации отца я устроился работать в компанию Hewlett-Packard. Он сказал им, что есть человек, который может делать что-то невозможное. Там в кратчайшие сроки надо было оформить три визы одному руководителю, и я это сделал. Я потом отца спрашивал, как ему вообще в голову пришло такое обо мне сказать. Он сказал: «Ну а что еще про тебя скажешь?» Меня взяли в штат, я работал в международном отделе, отвечал за командировки сотрудников за рубеж. Во время чемпионата мира во Франции у меня появились контакты с УЕФА, с ФИФА, потому что HP был официальным партнером турнира. Но наша жизнь – это стечение обстоятельств. Бывают взлеты и падения. В 1997 году был кризис, меня сократили, дальше кем я только не работал!

Сначала я снимал на пленочный фотоаппарат, просто купил его в Duty Free, когда летел на какой-то матч, чтобы фотографировать в поездках. Я тогда не разбирался в камерах, просто видел, с какими другие люди работают. Первый матч я снимал в 2004 году на чемпионате Европы. Отослал свое резюме в издание «Чемпион», написал, кто я, и они дали мне аккредитацию.

Мне в первую очередь нравится фотографировать команду перед матчем. Я часто ездил на международные встречи, получал аккредитации от разных изданий, варился в этой среде, всех знал. У меня отличные отношения с другими фотографами. За лучшие места борьбы нет: кто первый пришел, поставил стул, того и тапки. Обычный такой, складной стульчик фотографа, туристический. Иногда просто монопод кладешь или бумажку клеишь. Это не шоу-бизнес, а спорт – он объединяет.
С собакой службы кинологов перед игрой на «Стадионе Спартак», 2016
Сергей Панкратьев (был такой фотограф) мне сказал: «Хочешь фотографировать – убей в себе болельщика». Да, можно порадоваться после. Но во время игры надо выполнять свою работу.

Существуют правила УЕФА и ФИФА: можно снимать только на игре. Все, что находится в подтрибунных помещениях, снимать запрещено, пресс-конференции снимать нельзя. Новичков-фотографов я уже давно не встречал. На центральные матчи в России приходит 50 фотографов, на финал Лиги чемпионов – 200. Они все находятся за воротами. При этом у каждого фотографа своя ниша. В футболе больше технической съемки, чем художественной: здесь нужен момент, эмоции, борьба за мяч. Мне не нравится фотографировать мяч через птичку. Нравится снимать, что вижу. Репортажно. Футболисту же никто не говорит: «Подожди секундочку, здесь надо повернуться».

На пленку снимать приятнее, чем на «цифру»: краски передаются лучше. Но сейчас уже пленки нет такой, как раньше, почти все на «цифру» перешли. Снимаешь момент серией, а потом кадр выбираешь. Надо умудриться при этом, чтобы все резко было, чтобы фокусировка не ушла.
Футболисты фотогеничны все. Мне нравятся те, кто ведет мяч с поднятой головой
Фотоаппарат у меня ассоциируется с работой. Я снимаю сборную России с 2004 года, уже 14 лет. Все общекомандные съемки, фотосессии новой формы, пресс-конференции – мои. Важно понимать, кому нравится фотографироваться, а кому нет. Кто-то может встать попозировать, а кто-то не в настроении. Есть вещи, которые надо чувствовать: где снимать, что потом выкладывать. Ребята иногда дурачатся на поле – это можно показать им, посмеяться, но больше эти карточки никуда не уходят. Для себя храню в архиве. Он у меня занимает аж 12 терабайт. Там все рассортировано по годам, по матчам, по персоналиям.

В футболе даже отрицательный результат – это движение вперед. Есть куда расти. Моя цель – это когда сборная команда поднимет кубок. Все мы к этому идем: команда, тренер, весь штаб. Я хочу это сфотографировать. Дальше новый кубок. Когда хобби и работа в одном флаконе – это круто!

Константин хранит «для себя» примерно 12 терабайт футбольных фото, которые никогда не будут опубликованы










Константин хранит «для себя» примерно 12 терабайт футбольных фото, которые никогда не будут опубликованы
Photo credits: Welcome2018; Константин Рыбин