×
Welcome 2018

"Это не просто игра"

Шесть необычных историй об отечественном футболе
Поделиться 15 Марта 2016

Ковер для вождя

6 июля 1936 года Красную площадь в Москве из центра города переформатировали в стадион. Во время парада, посвященного Дню физкультурника, состоялся 30-минутный футбольный матч между игроками основного и дублирующего составов столичного "Спартака".

Главным зрителем встречи стал Иосиф Сталин. Генсек ЦК ВКП(б) футболом не увлекался и не интересовался – в отличие от секретаря ЦК ВЛКСМ Александра Косарева, возглавившего комиссию по организации парада: вместе с основателями "Спартака", братьями Старостиными, ему хотелось "заразить" вождя этим видом спорта. Это могло повлиять на весь советский футбол: хотя первое всесоюзное первенство прошло еще в 1923 году, этот вид спорта только начал набирать популярность у советского народа.
Команда "Спартак" (Москва), 1936 год © Public domain
Перед матчем главной задачей было превратить брусчатку площади в удобное для футбола место. Для этого был создан специальный войлочный ковер площадью 9 тыс. кв. метров и длиной 120 метров: его раскатали от храма Василия Блаженного до Исторического музея, от гостевых трибун и до ГУМа. А шили этот ковер сами спартаковцы.

Из воспоминаний Андрея Старостина (книга "Повесть о футболе")

"Ковер поработил всех спортсменов "Спартака"

Когда это предложение обсуждалось, ироническим репликам не было конца. В самом деле, на Красной площади брусчатка, ни ворот, ни разметок. Чего доброго, мяч за кремлевскую стену улетит, а то и того хуже: попадет в кого-нибудь на трибунах. Однако дело закрутилось. Решено было Красную площадь накрыть мягким войлочным ковром и превратить ее в стадион с полным спортивным ядром: футбольным полем, беговыми дорожками, легкоатлетическими секторами.

Началась ковровая страда. Иначе не скажешь: пошивка ковра отняла у спартаковских спортсменов много бессонных ночей. Как только прекращалось уличное движение, спортсмены, вооружившись шорными шилами – иглами, принимались шить ковер из пластинок шорного войлока. Пластины были квадратные, небольшие, может быть, метра полтора на полтора. Их надо было сшить неисчислимое множество. Мы, ползая на коленях, прокалывали войлок и бечевой соединяли пластину с пластиной, не видя конца своей работе. Ломило согнутую спину, пылали натертые бечевой ладони, болели наколотые шилом пальцы. Медленно, трудно, но дело шло. Вдоль здания ГУМа протянулся длиннейший жгут первого витка, напоминающий канализационную трубу (каждую продольно сшитую полосу мы на ночь, чтобы не мешать нормальному уличному движению, закатывали в рулон).<...>

Ковер поработил всех спортсменов "Спартака". Мы его стали ненавидеть. Он казался нам чудовищем, высасывающим у нас все силы. На пошивку ковра ходили все, невзирая на чины и ранги. Будь ты заслуженный-раззаслуженный, но от шитья не освобождался. Разве что, если в этот день была игра. Несмотря на все препятствия и трудности, ковер был сшит. Он лежал вдоль ГУМа огромной трубой, замаскированный еловыми ветками. Теперь он нам стал дорог, и мы с волнением ждали своего часа...


Сценарий матча, как и всего парада физкультурников, был расписан заранее, буквально поминутно, и все спортсмены должны были следовать этому графику: была продумана последовательность передач и голов, запланированы самые разнообразные удары и финты – словом, все, чтобы показать красоту футбола.

Встреча "Спартака" со "Спартаком" должна была продлиться ровно 30 минут и завершиться со счетом 4:3 в пользу основного состава. Однако в итоге выполнена была только задача по результату игры.

Из воспоминаний Андрея Старостина (книга "Повесть о футболе")

"Пришлось мне режиссуру взять на себя"

Несмотря на то что результат матча был предопределен, сам факт выступления на Красной площади нас так вскуражил, что мы играли с истинным увлечением. Забивали красивые голы. Мяч все время находился в игре, потому что нарушений правил мы не позволяли. И когда пошла последняя минута, я с облегчением подумал, что спектакль удался: матч сопровождали частые аплодисменты. Однако по прошествии пятнадцати минут последовало указание игру продолжать. А сценарий-то был сыгран до конца! Пришлось мне, как капитану основной команды, режиссуру взять на себя. Предполагая, что еще придется играть пятнадцать минут, я, бегая по полю, называл забивающих и подавал сигнал…<...>

Сыграли мы четыре-три в пользу основного состава. Выстроившись, как требуют правила футбола, и поблагодарив судью, мы крикнули традиционное "Физкультпривет!" и побежали в "раздевалку", забыв, что бежим по нашему многострадальному ковру, что под ногами ребристая брусчатка, бежим, как с настоящего футбольного поля на стадионе "Красная площадь"..."


Спустя несколько лет, в 1939 году, на Красной площади состоялся еще один футбольный матч – "Спартак" – "Динамо". Товарищеская игра длилась два тайма по 15 минут и закончилась нулевой ничьей.

Футбол в середине войны

2 мая 1943 года в Сталинграде состоялся футбольный матч, ставший символом стойкости города. Товарищеская встреча, организованная ровно через три месяца после окончания Сталинградской битвы, должна была показать – и показала – всему миру, что практически разрушенный город готов начать полноценную мирную жизнь.

Главные арены города, "Динамо" и "Трактор", были почти полностью уничтожены войной. Единственным уцелевшим стадионом был "Азот", и к предстоящей игре его готовили сотни энтузиастов – выравнивали на поле воронки, убирали осколки снарядов и строили временные трибуны.
Команда "Динамо" (Сталинград) перед матчем со "Спартаком" (Москва), 2 мая 1943 года © Фото из архива спортивного обозревателя телеканала "Волгоград-24" Глеба Урьева
Готовились к игре и футболисты. На поле "Азота" они должны были выйти под флагом "Динамо", но костяк команды составляли игроки довоенного "Трактора" (сегодня – волгоградская команда "Ротор"). Их соперником стал знаменитый московский "Спартак".

Из воспоминаний вратаря "Спартака" Анатолия Акимова
В апреле 43-го спартаковцев вызвали в комитет по физической культуре и спорту, где председатель сказал, не в силах скрыть удивления, что получена просьба из Сталинграда прислать команду на спортивный праздник. "Понимаете, что это значит, товарищи?!" Мы, конечно, понимали. Но спрашивали друг друга, с кем будем играть?

Это похоже на чудо, но такой матч действительно состоялся.


Из воспоминаний капитана "Трактора" Константина Беликова (из книги Александра Скляренко "От сталинградского "Трактора" до наших дней. Футбольные хроники")

"Мы должны были показать, что жив Сталинград"

Мы хорошо понимали, что это не просто игра. Мы, футболисты, должны были показать, что жив Сталинград. И в спорте тоже. Игроки искали друг друга по всему городу. Савва Пеликьян – он военным шофером был – исколесил его вдоль и поперек. Собрались, одним словом.
Начали тренироваться. Отвыкли, понятно, от этого дела, а сроки поджимают. Две недели всего занимались. Но  каждый день. За тренера у нас был Сережа Плонский. Он закончил до войны Московский институт физкультуры, грамотный парень, следил за тем, чтобы нагрузки росли постепенно, а то ведь можно и "сорваться". 
На усиленное питание нас посадили: пшенная каша, селедка, всего этого вдоволь. Тяжеловато, конечно, входили в форму. Но услышишь, как мяч звенит,  сердце прыгает! Футбол ведь! Дело любимое.


Ко 2 мая были готовы и футболисты, и поле, и небольшие трибуны стадиона. Интерес к игре был огромным – на стадион, рассчитанный на 3 тысячи зрителей, пришли больше 10 тысяч человек.

Из воспоминаний вратаря "Спартака" Анатолия Акимова

"Такую бурю оваций мне никогда больше слышать не доводилось..."

Честно говоря, мы не ожидали встретить в лице наскоро сколоченной команды серьезных соперников. И жестоко ошиблись. Вчерашние фронтовики, а в прошлом опытные мастера Ермасов, Беликов, Шляпин, Плонский, Колосов смогли организовать надежную оборону своих ворот, а моментами остро контратаковали. Во время одной из таких атак Шляпин красивым продольным пасом вывел в нашу штрафную Моисеева. Последовал сильнейший удар. Мяч шел в правый верхний угол. Я попробовал достать его, но не смог. Хозяева повели 1:0. Этот успех вызвал на трибунах такую бурю оваций, которую мне никогда больше слышать не доводилось...


Этот гол был единственным в том матче: хозяева поля одержали победу над трехкратными чемпионами СССР.

Самая честная победа

Матч, ставший одним из эталонов fair play, состоялся в 1962 году в Чили в рамках групповой стадии чемпионата мира по футболу. Сборная СССР встречалась с командой Уругвая. Та игра была довольно жесткой – южноамериканцам для выхода из группы нужна была только победа. К тому же незадолго до этого советская сборная дважды обыграла уругвайцев, причем во второй раз – с разгромным счетом 5:0 (в товарищеском матче в апреле 1962 года). Поэтому эта встреча на чемпионате мира была так важна для Уругвая.

При счете 1:1 после удара советского футболиста Игоря Численко мяч влетел в ворота – но с внешней стороны, через дырку в сетке. Судья засчитал гол, однако с ним не согласился капитан сборной СССР Игорь Нетто.

Из книги Игоря Нетто "Это футбол"

"Мы не привыкли к нечестной игре"

Помню, в один из моментов нашей ответной атаки правый крайний Игорь Численко сильнейшим ударом направил мяч к воротам. Удар был настолько сильным, что сетка взметнулась, и мяч оказался в воротах. Гол?.. Так решил судья. Он показал на центр. Конечно, можно было бы промолчать, тем более, что этот гол решал исход встречи. Мало оставалось времени. Загорелся страстный спор. Уругвайцы буквально осадили судью, доказывая, что мяч прошел сквозь боковую сетку, что никакого гола не было… <...>

Я видел хорошо, что уругвайцы правы. Подошел на всякий случай к Игорю Численко, спросил: "Был гол?" — "Нет". Мы не привыкли к нечестной игре. Пусть бы и пришлось нам трудно, очень трудно в оставшиеся минуты, но получать победу за счет судейской ошибки?..


Этот гол в итоге отменили, но это не помешало советским футболистам забить еще раз – и все-таки выиграть матч.

Из интервью советского футболиста Виктора Понедельника газете "Коммерсантъ"
Мы тогда и не могли подозревать, что тот мяч, забитый в ворота сборной Уругвая через дыру в боковой сетке, станет благодаря честности Нетто столь знаменитым. Нам его поступок казался нормой тогда, понимаете?


Замминистра на воротах

В 1992 году в состав российского правительства на несколько дней вошел знаменитый футболист. Изменения в кабинете министров произошли во время матча между командами правительства России и правительства Москвы.

Одним из зрителей той игры был президент страны Борис Ельцин. Незадолго до перерыва вратарь первой команды был травмирован, и футболист Игорь Нетто, также следивший за игрой, в шутку предложил выйти на поле знаменитому вратарю сборной СССР и футбольному комментатору Владимиру Маслаченко. Эта идея понравилась и президенту.

Из интервью Владимира Маслаченко:
… подхожу: "Слушаю вас внимательно, Борис Николаевич". Он: "Володя, скажите, вы можете сыграть за нашу команду?". – "Да я ж не имею права, – отвечаю ему, – потому как не член правительства". Ельцин отмахнулся: "Да ладно, у вас форма есть?". – "В багажнике". – "Берите и сразу выходите на замену". До свистка на перерыв оставалась минута-полторы, и я попытался его урезонить: "Не стоит. Там полевого игрока поставили, он доиграет". – "Так нам же забьют!". – "Даю слово, нет".– "Вы уверены?". – "Абсолютно".
Заслуженный мастер спорта, бывший вратарь "Локомотива" (Москва) и "Спартака" (Москва), футбольный комментатор Владимир Маслаченко. © Игорь Уткин/ТАСС
...Пока я ходил за формой, наступил перерыв. Прихожу в раздевалку с сумкой и вдруг слышу: "А где Володя? Уже пришел?" – это Ельцин волнуется. "Борис Николаевич, я здесь", – говорю, и все передо мной расступаются. Подхожу к нему: вокруг какие-то люди, с правой стороны Мачуга*. Ельцин объявляет: "Сейчас на поле выйдет Владимир Маслаченко". Я опять за свое: "Борис Николаевич, это подстава. Завтра на заседании Верховного Совета Хасбулатов от этой затеи камня на камне не оставит" <...> Он без паузы: "Я вас назначаю министром спорта". – "Простите, Борис Николаевич, – опять возражаю, – министр вот, рядом стоит". Он смутился: "Тогда первым замом, а дальше посмотрим. Егор (тут как из табакерки Гайдар выскакивает), пиши указ!". А тот уже с блокнотом и карандашом.

Ну что, доиграли мы – мало того, я пару таких сумасшедших мячей вытащил, какие и в лучшие годы не брал.

* Василий Мачуга – советский спортсмен, в 1990-1991 годах – председатель государственного комитета РСФСР по физической культуре и спорту
От должности Маслаченко все же отказался.

1000 дней до мечты

18 сентября 2015 года в Самаре провели футбольный матч, который длился 1000 минут. Игру на набережной Волги приурочили к 1000 дням, оставшимся до старта Чемпионата мира по футболу FIFA 2018 в РоссииTM.

На поле вышли две команды – "Ладья" и "Ракета", их состав менялся каждый час. Участниками матча – а их всего было около 450 человек – стали воспитанники детских футбольных школ, чиновники и журналисты.
Футбольный матч в Самаре в рамках празднования 1000 дней до старта ЧМ-2018, 18 сентября 2015 года © Фото предоставлено дирекцией города-организатора Самары по подготовке и проведению Чемпионата мира по футболу 2018"

Футбол в валенках

Зимой 2016 года в Нижнем Новгороде устроили футбол в валенках – этот матч стал первым в истории стадиона, который примет ЧМ-2018. Игровую площадку устроили рядом со строящейся ареной. На поле вышли две команды по пять полевых игроков плюс вратари – ими стали представители компании "Стройтрансгаз", которая возводит стадион, и болельщики местного футбольного клуба "Волга". Игра длилась два тайма по 15 минут.

Впрочем, для России такой футбол тяжело назвать необычным – открытый чемпионат по футболу в валенках несколько лет проводят и в столице Бурятии, Улан-Удэ. Там турнир по валенкоболу проходит по правилам мини-футбола, а главная его цель – пропаганда добровольного массового донорства.
Футбольный матч в валенках между командами ОАО "Стройтрансгаз" и "Болельщики ФК "Волга" на строительной площадке "Стадиона Нижний Новгород" © Павел Новиков

Еще