Игра в кадре: "Футболист"

Лучшие ленты советского и российского кинематографа о футболе
Поделиться 07 Июля 2016
Тренер молодых футболистов Олег Александрович Норов (Валентин Гафт) приезжает в спорткомплекс "Олимпийский" на последние минуты мачта команды, где играют его воспитанники. Те слишком очевидно "сливают" поединок: безвольно катают мяч по полю и не мешают сопернику забить победный гол. Норов нервно глотает леденец (запомните эту деталь) и отправляется на беседу с коллегами, прекрасно разбирающимися во внутренней кухне отечественного футбола заката СССР. В ресторане за блюдами и бутылками успешные друзья ему объясняют, что пора бы уже перестать возиться с молодежью, ну и кстати, старик, вот тебе информация к размышлению – результаты двух грядущих матчей. С этого момента поподробнее: экс-футболист, алкоголик в завязке, отсюда замещающая привычка с леденцами, и вообще порядочный человек, Норов решает вывести систему договорных матчей на чистую воду, чего бы ему это ни стоило. А стоит это, разумеется, много – больше жизни.
Валентин Гафт в роли тренера молодых футболистов Олега Александровича Норова
Последняя лента здравствующего и поныне режиссера Александра Гордона (не путать с телеведущим и тоже режиссером), приятеля Андрея Тарковского по ВГИКу, с которым они сняли две ученические работы: среднеметражную "Сегодня увольнения не будет" и короткий метр "Убийцы" по Хэмингуэю (тут впервые на экране появился еще один их звездный одногруппник Василий Шукшин, а сам Гордон сыграл бармена). Малоизвестная картина "Футболист" симптоматично появилась во времена "позднеперестроечного" кино (фильмы, вышедшие с 1988 по 1991), для которого характерна визуальная бедность и острая социальная проблематика. Для картины о футболе центральной проблемой, естественно, оказались договорные матчи.

Пошедший, в отличие от Тарковского, по пути жанрового кино, тем более в его криминально-приключенческом проявлении, Гордон в "Футболисте" завершает закономерный переход от стиля нуар (черно-белые, с характерными ракурсами и тенями "Убийцы") к нео-нуару – уже цветным, но столь же безнадежным сюжетам про человека с принципами, вышедшего на заговор властей или просто больших шишек. В США расцвет таких лент произошел в 1970-е (яркий пример – "Китайский квартал" Романа Полански), Александр Гордон, с поправкой на областной и столичный колорит, внедряет эту стилистическую схему в спортивную трагедию, где есть и хитроумные махинации, и бандиты (все – бывшие спортсмены), и роковые женщины (Татьяна Лаврентьева).

Кадр из фильма "Футболист"
Здесь вообще много отблесков американской культуры: недобросовестный человек-гора Гришка-тяжеловес (Виктор Демин) похож на Орсона Уэллса и его одутловатых персонажей из фильмов-нуар (от "Процесса" до "Печати зла"), к тому же он фанат "Крестного отца" (вечерами пересматривает), а приклеенный к нижней части стола пистолет – недвусмысленная отсылка к этой картине Копполы. Наконец, Валентин Гафт мог бы стать лицом отечественного нуара, эдаким советским Хамфри Богартом, будь в родном отечестве это направление более разработанным. Свойственные таким персонажам налет усталости, снайперские шутки и скрывающееся за циничной оболочкой большое сердце входят в арсенал его актерского существования, пожалуй, в большинстве ролей. "Футболист" – полноценный бенефис Гафта, несмотря на колоритные выходы Бориса Химичева, Бориса Клюева и Кирилла Козакова, а также сцены с уже упомянутым Деминым.

Сфокусировавшись на социальной подоплеке и детективной интриге, показав лишь несколько фрагментов футбольных матчей (примерно столько же их, впрочем, во "Вратаре") его дух сопротивляется и конъюнктуре, и явлениям, превосходящим по силе простого человека. Пошедший наперекор системе тренер с печальными глазами, разумеется, обречен, но у его подвига истинно благородная цель – защитить чистое спортивное увлечение от любых примесей (взяток, угроз, приказов свыше), дать каждому ребенку шанс бороться за победу, а не подстраиваться под чужую выгоду. И в этом "Футболист" демонстрирует редкую неангажированность. А сам фильм, несмотря на плотность действия, состоящий практически пятьдесят на пятьдесят из застольных разговоров и автомобильных бесед, этой доверительностью и подкупает. С такой формулировкой награждают фильмы на кинофестивалях "За точность интонации".

Алексей Филиппов