×
Welcome 2018

Игра в кадре: "Удар! Еще удар!"

Лучшие ленты советского и российского кинематографа о футболе
Поделиться 20 Июля 2016
1968 год, ленинградская команда "Заря" выходит в финал Кубка Северных морей, где сразится с футбольным клубом "Рифы" под предводительством педантичного немца Бергера (Юрий Волков). Наставник отечественной команды Андрей Павлович Таманцев (Виктор Коршунов) с оппонентом знаком давно: до войны они сражались на футбольных полях как игроки. В 1942-м, во время знаменитого матча в блокадном Ленинграде, Таманцев был на поле, а Бергер сидел в окопе и слушал трансляцию по громкоговорителю. Теперь они встретились как два разных по-своему замечательных тренера. Таманцев воспитывает достойных людей, беспокоясь в первую очередь о моральном облике, Бергер лучше подкован тактически, но всего лишь наемный работник  в мире профессионального спорта его в любой момент могут поменять, как пальто. В финале их методы сталкиваются лоб в лоб: советский тренер в назидание оставляет на скамейке запасных лучшего нападающего – приемного сына Сергея (Валентин Смирницкий), а Бергер пускает в ход передовую защиту "тройной замок"...

"Заря" – это, конечно, "Зенит", в 1967-м занявший последнее место в чемпионате страны и чуть не покинувший высший дивизион (Ленинград не лишили большого футбола только в честь 50-летия Октябрьского революции). Ни о каких еврокубках речи и не шло, тем более о финале. 

"Удар! Еще удар!" стал первой полнометражной лентой Виктора Садовского, который посвятил фильмам о спорте всю жизнь – с 1968 по 1991 он снял восемь картин про шахматы, футбол или, например, плавание. Ну а про его дебютную работу важно помнить, что это фантазия, призванная подарить веру болельщикам. Садовский хорошо знал материал: во время войны он работал в Ленинграде киномехаником, а потом, уже солдатом, стал свидетелем того блокадного матча. Одиннадцать призванных на фронт профессионалов из "Динамо" и столько же человек, которые просто умели играть в футбол, тренировались почти три недели, а потом сразились на запасном поле стадиона "Динамо" – на основном играть было невозможно из-за воронок от снарядов. Этот эпизод вошел в сценарий фильма "Удар! Еще удар!", написанный Львом Кассилем, который также стоял у истоков футбольной тематики в отечественном кино.

Три десятилетия, разделяющие "Вратаря" Семена Тимошенко и "Удар! Еще удар!" Виктора Садовского, ощущаются почти в каждой сцене: история тяготеет к правдоподобию и даже психологизму, а футбол снят достовернее. Правда, излишняя грациозность вратарей и неаккуратные монтажные склейки все-таки создают ощущение вмешательства, а не трансляции со стадиона. Есть и узнаваемые "завитушки" Кассиля: карикатурные зрители (одно из украшений фильма – трогательный таксист-курильщик Алексей Смирнов), вымышленные названия команд и попытка создать сверхчеловека – одинаково способного к науке, спорту и другим сферам человеческой жизнедеятельности. Вместо Карасика из "Вратаря" эта роль достается Сергею Таманцеву – не только талантливому нападающему, но и потенциальному ученому (параллельно с тренировками он занимается важным научным проектом). Спорт как средство формирования личности часто изображается в советских лентах о футболе и других соревнованиях, и многие из них грешат откровенно неспортивным поведением по отношению к классовому врагу или любому проявлению "чужого".

По идеологическим причинам в "Удар! Еще удар!" команда соперника – это беспринципные негодяи, играющие не за честь страны или спорта, а за деньги, они бьют оппонентов локтями и строят подлости за спиной у судьи. На фоне команды "Рифы" казаться благородными дело не то что плевое – в этом совсем нет чести, на которой так акцентируют внимание авторы картины. Таманцев в строгом исполнении Коршунова похож на беспринципных тренеров мирового футбола, которые так его украшают (вспомнить хотя бы тактические эксперименты Луи Ван Гала со сборной Голландии на последнем чемпионате мира, не говоря уже про историю спорта вообще). Его сын, обаятельно сыгранный молодым Смирницким, – образцовый гражданин, тоже человек сплошь положительный.

Бергер с игроками не общается – только дает команды помощнику, тщательно конспектирующему в блокнот каждый вдох тренера. Звездный нападающий "Рифов" Карл Рамке (Александр Анисимов) обладает голевым чутьем, но безнаказанно нарушает правила и симулирует (мастер-класс для Диего Косты). И если с точки зрения оголтелого болельщика как-то так любой матч и выглядит (хорошие наши против плохих ненаших), то для человека, уважающего спорт, так относиться к сопернику, мягко говоря, некрасиво. Эксперименты и принципы Таманцева, укладывающиеся в фергюсоновскую формулу "Ни один футболист не может быть больше клуба", периодически оказываются слишком радикальны, а игроки – недостаточно подготовлены (вратарь мыслями и вовсе сосредоточен больше на новорожденной дочери, чем на финале). Посему из-за попытки оправдать командные проблемы слепым судьей и подлыми футболистами-соперниками оптимистичный открытый финал (2:1 в пользу "Зари" после первого тайма) воспринимается превратно. Победить-то мы можем, но все против нас.

Алексей Филиппов

Еще