Из ругательств в талисманы

История российских футбольных прозвищ
Поделиться 23 Марта 2016
У футбольных клубов есть не только официальные названия, но и неофициальные. Причем используют их болельщики – и свои, и чужие – ничуть не реже тех, что попадают в протоколы матчей и турниров. Как появились самые известные и самые внезапные прозвища российских футбольных клубов – в материале welcome2018.com

"Мясо" против "коней"


Нападающий Дмитрий Сычев отпраздновал свой гол в ворота "Зенита", задал всему стадиону вопрос и сам на него ответил, 26 августа 2002 года © Игорь Уткин/ТАСС
В июле 2002 года московский "Спартак" играл домашний матч против "Зенита". Решающий гол в нем забил юный спартаковский форвард Дмитрий Сычев, который отпраздновал успех, сняв футболку.

Под ней скрывалась майка, и нанесенную на ней надпись тут же ринулись снимать все присутствовавшие на игре фотографы. "Кто мы? Мясо" – вот что это был за принт.

Способ признания в любви клубу, который, кстати, спустя несколько месяцев Сычев покинет, выглядел по тем временам неординарным. "Мясо", "мясные" – в этих словах, брошенных в адрес спартаковских болельщиков болельщиками других команд, вкладывался смысл оскорбительный. Сами фаны титулованного клуба, помнится, их долго не переваривали. Вот только в футбольной среде кличка все равно прижилась. И гениальность поступка Сычева, возможно, заключалась как раз в том, что негатив он обратил в позитив. Термин "народная команда", когда-то представлявшийся чем-то сродни признания ее эксклюзивности, болельщикам "Спартака", кажется, нынче режет слух куда больнее, чем знаменитое "мясо". Не особенно режет даже более резкий вариант – "свиньи". В общем, самоирония – давно доказано – штука великая.
Евгений Кафельников, олимпийский чемпион по теннису, экс-первая ракетка мира:
За "Спартак" я болею очень давно. Помню, как в ноябре 2000 года, когда еще выступал сам, прямо во время турнира в Стокгольме прилетел в Москву исключительно ради того, чтобы посмотреть матч моей любимой команды с лондонским "Арсеналом". Клубные красно-белые шарфы носил всегда – как способ самоидентификации, и никогда этого не стеснялся. А на днях сотрудники офиса "Кубка Кремля" подарили на день рождения спартаковскую майку с моей фамилией. Не знаю, правда, когда надену эту обновку в первый раз, – пока она в шкафу висит. Что же касается кличек типа "кони" и "мясо", то лично я не считаю их особенно обидными, хотя в лицо "мясным" меня никто не называл. Наверное, это потому, что среди моих близких друзей болельщиков ЦСКА просто нет.

Футболисты московского "Спартака" братья Старостины, 1935 год. © Репродукция Фотохроники ТАСС
Происхождение этого названия, кстати, простое, а корни его надо искать в 1920-х годах, когда и "Спартака"-то, собственно, не было. Название команде, как известно, придумали братья Старостины на волне любви к восставшему против Рима гладиатору и книге Рафаэлло Джованьоли о нем. Но родословную клуб ведет от спортобщества "Пищевик", которое цвело в эпоху НЭПа и поддерживалось промкооперацией, в том числе кооперативами, занимавшимися мясной продукцией. Сами спартаковцы долго предпочитали о специфике этой деятельности не вспоминать, акцентируясь на своей относительной – по сравнению с конкурентами, которых курировали министерства и заводы, – независимости, "народности". Но те, кому "Спартак" был не мил, о ней все-таки вспомнили. Рассуждая о том, когда это произошло, чаще всего указывают на 1970-е годы и поклонников ЦСКА.
Болельщики "Спартака" на матче чемпионата России по футболу между командами "Спартак" (Москва) и ЦСКА (Москва) © Артем Коротаев/ТАСС
Сергей Мухин, менеджер, болельщик ЦСКА с 40-летним стажем:
Это сейчас прозвища типа "кони" и "мясо" в основном нормально воспринимаются, а раньше они считались очень обидными, даже оскорбительными. И если нынешняя молодежь к подобным кличкам относится вполне терпимо, то у нас, старых болельщиков, в значительной степени сохранилось старое восприятие. То есть в драку я за "коня" не полезу, но и набивать татуировку с лошадью, как это делают многие, ни в коем случае не стану.

На стадион я стал активно ходить еще в 1970-х годах, и в плане атрибутики с тех пор, конечно, все изменилось. Сегодня можно купить абсолютно все – начиная с простых футболок и заканчивая крутыми чехлами для смартфонов. А тогда не было ничего кроме шерстяных шапок с помпонами, значков, которые можно было купить, например, в клубе фалеристов в Ховрино, и клеенчатых кепок, смахивающих на современные бейсболки. Шарфы вязали дома, флаги тоже шили самостоятельно. Помню, как я умыкнул у мамы куски материи нужных цветов, и девчонки из класса попробовали изготовить флаг с синим треугольником и звездой. Получилось кособоко, но по тем временам – вполне пристойно.

А одно клубное знамя мы с друзьями украли прямо со стадиона на Песчанке. Сейчас в этом уже можно признаться. Поехали туда в день, когда матча не было, и бегали потом от милиции по Ходынскому полю, даже оказались каким-то образом на территории ГРУ. Флаг тот хранился у моего хорошего приятеля и лишь недавно от старости расползся на нитки. Было ему не меньше 35 лет.

Болельщики ЦСКА на матче чемпионата России по футболу между командами "Динамо" (Москва) и ЦСКА (Москва). 4 октября 2015 года © Сергей Савостьянов/ТАСС

Сами поклонники ЦСКА пережили нечто, очень похожее на то, что пережили спартаковцы. Сегодня вряд ли кто-то удивится, услышав, что армейцев называют "конями". "Кони", "Конюшня" – эти клички тоже прижились, и фанаты ЦСКА вполне спокойно реагируют на них. Более того, буденновки и надувные лошадки вошли в число аксессуаров, которые они используют – как, кстати, в число аксессуаров спартаковских болельщиков вошли игрушечные хрюшки.
Владимир Локшин, предприниматель, болельщик "Спартака" с 40-летним стажем:
Несколько лет назад в одной газете я прочитал интервью бывшего спартаковского полузащитника Максима Калиниченко, который рассказывал, как однажды футболисты его команды на базе в Тарасовке перед дерби с ЦСКА в шутку сожгли плюшевого коня с красно-синим шарфом на шее. В моей жизни, представьте себе, тоже был похожий случай. Однажды мы с друзьями отмечали масленицу в загородном доме у хорошего приятеля. Рядом, буквально за забором, до сих пор живет один известный футбольный арбитр, который не только не всегда объективно судил матчи "Спартака" и ЦСКА, но к тому же еще и регулярно презентовал всем своим знакомым атрибутику армейского клуба. Вот мы и решили над ним подшутить. Набили соломой старую красно-синюю рубашку, приделали к этому туловищу голову из газетной бумаги, водрузили на нее армейскую бейсболку и армейский же шарф, подаренные в свое время тем самым судьей, вышли за забор и подожгли чучело, громко скандируя: "Весна – приходи! ЦСКА – уходи!" С тех пор сосед моего приятеля делает ему только правильные подарки.
Нападающий ЦСКА Константин Базелюк позирует с болельщицей и талисманом ЦСКА конем. Стадион "Арена Химки", 2014 год © ПФК ЦСКА

Почему ЦСКА – это "кони", тоже понятно при взгляде на биографию клуба. Есть несколько версий по поводу ее истоков, но абсолютно во всех лошади фигурируют. Одни знатоки футбольной старины утверждают, что в те же 1920-е, когда мясники-кооператоры спонсировали будущий "Спартак", клуб – предшественник ЦСКА базировался на площадке, ранее служившей манежем кирасирскому полку. Другие утверждают, что базой была площадка Всеобуча, но лошадей там тоже было полно. Истину узнать, видимо, уже не удастся, но она и не очень-то нужна. "Конская тема" в начале славного пути армейского футбола точно присутствовала – этого достаточно.

"Мешки", "паровоз" и "Дикая дивизия"

У остальных ведущих отечественных футбольных клубов прозвища менее яркие. Скажем, болельщиков "Зенита" иногда называют "мешками": говорят, эта кличка связана с появившейся в 1980-е клубной рекламой на полиэтиленовых пакетах и рюкзаках, которые обожали петербургские болельщики, отправлявшиеся на выезд. Сами фанаты к относятся к этому словечку примерно так же, как спартаковцы и армейцы к "мясу" и "коням", то есть без явных отрицательных эмоций. Но и гордости в связи с напоминанием о своем бэкграунде не испытывают.

И банальный "паровоз" к "Локомотиву" приклеился не очень прочно – с прозвищем “железнодорожники” клуб ассоциируется прочнее, учитывая историческую связь сначала с Министерством путей сообщения, а затем с РЖД.
Знамена “Локомотива” с зеленым паровозом на матче Лиги Европы по футболу: "Локомотив" (Москва) – "Спартак" (Трнава). 2011 года. © Владимир Астапкович/ИТАР-ТАСС
Мария Никулашкина, журналист, болельщица "Локомотива" с 2001 года:
Болельщикам "Локомотива", в отличие от фанатов других московских команд, повезло: символ нашего клуба – паровоз – самый точный и поэтому абсолютно не обидный. Фанаты часто так и поют: "Наш паровоз вперед летит!". А в 2008 году перед южной трибуной сразу за турникетами поставили самый настоящий паровоз черного цвета метров в пять длиной. Его можно увидеть, проезжая мимо стадиона по Большой Черкизовской. Из клубных сувениров мне почему-то больше всего дорога елочная игрушка – красно-зеленый шар, подаренный подругой, которая тоже болеет за "Локомотив". Хотя одежда такого сочетания цветов – вы не поверите – мне не нравится.

Помимо "мяса" и "коней", примером удачного преобразования обидного прозвища в могут служить самарские "Крылья Советов". Но тут отличились менеджеры самарцев, придумавшие удачный маркетинговый ход. В конце прошлого десятилетия, когда "Крылья" накопили силу и амбиции и стали представлять опасность для грандов, фаны конкурентов принялись сокращать их название до "крыс". Ничего страшного. Руководство клуба в 2002 году представило еще один комплект формы – серую вместо синей, а поклонники "Крыльев Советов" стали получать в подарки симпатичных игрушечных крысят.
Болельщики фотографируются с символом "Крыльев Советов" – двухметровым крысенком. 17 августа 2014 года, ФНЛ. "КС" – "Шинник" (Ярославль) (1:1) © ФК "Крылья Советов"

В российском футболе имеются и другие "звери". Например, пермский "Амкар" – это "Аммиачники" и "Божьи коровки" (название клуба – аббревиатура, скрестившая аммиак и карбомид, их выпускало пермское предприятие "Минеральные удобрения", при котором был создан клуб; а цвет формы "Амкара", действительно, напоминает окрас любимого детьми пятнистого жучка), новосибирская "Сибирь" – "Орлы" (на логотипе клуба изображена эта птица). Несколько особняком стоит махачкалинский "Анжи" – "Дикая дивизия" (так называли кавказскую конную дивизию, входящую в русскую императорскую армию, так же называется и объединение болельщиков команды).
Болельщики ФК “Анжи” на матче чемпионата России по футболу: ЦСКА (Москва) – “Анжи” (Махачкала). Москва, 12 августа 2012 г. © Артем Коротаев/ТАСС

Эти клички пока не превратились в неотъемлемую составляющую российских клубных брендов, но некоторую порцию узнаваемости им все-таки добавили. Ведь к прозвищам, как бы они ни звучали – грозно или обидно – со временем отчего-то привязываешься чересчур крепко.