"Лично я всегда в него верила"

Интервью с Ириной Смоловой
Поделиться 11 Октября 2016
"Мамы футболистов"
Спецпроект Welcome2018.com посвящен женщинам, которые поверили в своих сыновей и отдали их в футбол
О любви к Достоевскому, борьбе с татуировками и семейной поддержке - Welcome2018 встретился с Ириной Смоловой, мамой игрока ФК "Краснодар" и сборной России Федора Смолова

"Миша футбол и душой, и головой понимает"

Я и муж Миша – мы оба саратовские. Папа мой окончил Краснокутское летное училище, у него было распределение на выбор: Москва, Быково или Саратов. Они с мамой выбрали Саратов, потому что на Волге. Мама учительницей начальных классов была и немецкий преподавала, а потом работала в авиаотряде. Так что я родилась в Саратове. Училась в обычной школе, вела общественную работу, очень была активная. Поступила после школы в Саратовский экономический институт, тогда же мы Михаилом и познакомились. Серьезные отношения возникли не сразу, но искра пролетела с первого взгляда.
Ирина и Михаил Смоловы. © Михаил Джапаридзе/ТАСС
Михаил учился заочно в экономическом институте, но футбол для него всегда был очень важным занятием. То есть у Феди это все не случайно – любовь к футболу именно папа заложил. Он играл лет до тридцати на полупрофессиональном уровне – в заводской команде. Миша эту игру не просто любит, он еще футбол душой и головой понимает. У него вообще математический склад ума и логика очень развита: видит все тонкости, а то, что будет гол, просто чувствует на каком-то подсознании. Иногда во время трансляции говорит: "Так, сейчас должна быть вот эта замена и вот эта". И тренер ровно такие замены делает. Получилось, что Миша своей любовью к футболу Федю заразил. Или по наследству передал – мне прямо кажется, это что-то генетическое.
Михаил Смолов. "Миша эту игру не просто любит, он еще футбол душой и головой понимает". © Михаил Джапаридзе/ТАСС

"Москва – сложный для бизнеса город"

Я после института работала экономистом, Миша – в торговле. Настали 90-е, мы оба уже начинали предпринимательскую деятельность, появился свой бизнес. У меня и сегодня в городе небольшой магазин женской одежды, сама выбираю коллекции в шоу-румах Европы. Я не занимаюсь высокой модой, это магазин для людей среднего уровня, которые хотят хорошо выглядеть. Когда началась перестройка и с работой стало сложно, попытались работать в Москве. Прожили там года полтора, Федя был еще совсем маленьким. Но тут наступил кризис 1998 года, мы очень тяжело его пережили, с большими потерями. Да и Москва – сложный для бизнеса город. В общем, мы с Федором вернулись в Саратов.

"У Феди английское произношение – вообще без акцента"

Я Федю в Москве водила, где только могла, – и в Пушкинский, и в Третьяковку. Это было в обязательном порядке, я считала, что ребенку нужно смотреть на красивые картины. Однажды мы попали в Библиотеку иностранной литературы на Таганке. Там работала Елизавета Федоровна Кондратенко, известный детский педагог по английскому. Она набирала малышей на базовый курс, занималась с ними в игровой форме и маленькому Феде сумела заложить правильное произношение. Уже в Саратове педагог наш в гимназии, Тамара Ивановна, говорила: "У Феди английское произношение – вообще без акцента. Если бы он пошел именно в эту сторону и досконально изучал язык, то достиг бы очень многого".
 
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

"Я всегда старалась загрузить его по максимуму"

Времени свободного у Феди всегда было очень мало – и тренировки, и школа, и уроки. Но я всегда старалась загрузить его по максимуму. В шахматный кружок водила, потом тренер к нам приходил, и они больше года дома занимались: Феде в том возрасте это было очень важно. Я, собственно говоря, и настаивала на этом, чтобы логику развить, математические способности. В итоге, думаю, что умение анализировать, просчитывать ситуацию наперед, думать и за себя, и за соперника – оно Феде помогло в футболе.
Федор Смолов с мамой Ириной Смоловой. День города Москвы, Лужники. 1993 год. © Фото из архива семьи Смоловых

"Он без книги не едет никуда"

Федя читает очень серьезные книги, у него к ним настоящий интерес. Достоевского прочитал всего, и Чехова, и зарубежную классику. Мы с ним прочитанное обсуждали: вот ему "Бесы", например, очень понравились, а мне тяжело дались. Я "Братьев Карамазовых" легко прочитала, а ему было сложнее. Он без книги не едет никуда. В свое время ему Миша сказал: "Федь, запомни, перед игрой ты настраиваешься. Нужно в этот момент отвлечься, очистить голову, не думать ни о том, кто соперник, ни о том, как пойдет игра. Так что бери книгу и читай – именно так ты отвлечешься".
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

"Федю, по большому счету, можно было отдать в любой вид спорта"

Федя очень был спортивный мальчик, у него все получалось. Его, по большому счету, можно было отдать в любой вид спорта. Но он сам как-то к футболу больше склонялся, наверное, потому что Миша смотрел всегда игры по телевизору и маленький Федя с ним. Конечно, детской усидчивости не хватало на все девяносто минут матча, но тем не менее посмотрит, отвлечется, опять посмотрит.

"Мы оба не были уверены, что Феде надо идти по профессиональной линии"

Папа первым увидел в нем что-то. Помню, Федя был совсем маленьким, мы втроем вышли на площадку, и он зарядил по мячу. И Михаил вдруг понял, что для маленького Федя сделал это очень мощно. Миша начал играть с ним, что-то объяснял, мне кажется, именно он поставил Феде удар. Говорил, что в этот момент делать, как держать ногу. А Федя улавливал. При этом мы оба не были уверены, что Феде надо идти по профессиональной линии.
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

"Он по натуре такой энергичный, что успевал все"

Ему было лет 5-6, когда я его повезла показать на "Темп" – стадион в Саратове, при котором работала футбольная секция. Но тогда его не взяли – он был совсем маленьким. Через год мы пошли в футбольную секцию при другом стадионе – "Сокол". Начиналось всего по два раза в неделю, тренер не настаивал, чтобы чаще. Но у Феди был такой интерес, так все хорошо получалось! В силу того, что по натуре он такой энергичный, успевал все. С моей стороны нужно было только правильно организовать его время. Школа была далеко от дома, приходилось Федю возить – это были совсем разные концы города. Потом он немножко подрос и стал самостоятельно ездить. Моя мама очень помогала, она с нами жила. Ведь одно время я часто уезжала в командировки, и все было на бабушке, царство ей небесное. Федя ее борщ очень любил, все виды котлет она вкусно делала, пюре – пища была простая, домашняя, но очень вкусная.

"Проявил себя именно спорт, все остальное отпало автоматически"

В гимназии у Феди всегда были хорошие отметки, это чисто его способности. Но он ее не окончил, поскольку очень хотел попасть в московский "Локомотив, и когда Феде было 13, они с Мишей поехали в Москву месяца, наверное, на четыре. Тяжелый был период. В результате Федю туда не взяли: тренер был "за", но не было места в общеобразовательной школе – по возрасту же нужно было совмещать спорт и учебу. Тогда Федя попросил отдать его в "Мастер-Сатурн" – училище Олимпийского резерва под Москвой, в Егорьевске. Это был спортивный интернат, то есть и тренировки, и учеба – все в одном месте. У Миши там были знакомые, но он никогда для Феди чисто спортивной карьеры не хотел. Сказал: "Иди сам, помогать не буду. Не возьмут – все, хватит с футболом". Конкретно о будущей специальности мы на тот момент не думали – ему же еще пятнадцати не было, хотелось посмотреть, где у него что проявится. Получилось, что проявил себя именно спорт, все остальное отпало автоматически.
Федор Смолов, Артем Молодцов, Артем Анисимов после тренировки. 1998 год. © Фото из архива семьи Смоловых

"Мы были нацелены на серьезный хороший вуз"

Будь Мишина воля, Федя скорее всего пошел бы в МГУ. Все-таки учился он хорошо – английский прекрасный, математика давалась легко. Мы могли помочь репетиторами или еще как-то подтянуть пробелы в учебе, потому что были нацелены на серьезный, хороший вуз. Я лично хотела, чтобы Федя шел на мехмат: после мехмата у человека голова работает в любом направлении. Но это все в прошлом… Сейчас у Феди уже есть диплом, он может работать тренером-педагогом, именно детским. Сейчас он учится заочно в аспирантуре Саратовского государственного университета имени Чернышевского на социологическом факультете, много читает литературы по теме своего научного исследования.
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

"До сих пор не знаю, как пережила тот момент"

Награждение, футбольный турнир в Волгограде. 1999 год. © Фото из архива семьи Смоловых
Когда в 14 лет началась учеба в "Мастер-Сатурне" и Федя уехал надолго из дома, я сердцем почувствовала – все. Окончательно поняла, что он пойдет в большой спорт. До сих пор не знаю, как пережила тот момент. Мы тогда сели с Мишей, поговорили. Он мне объяснил, что для Феди это последний шанс. Именно в спорте, не в жизни, не в учебе – там-то у него все было отлично. И если мы не дадим сыну этот шанс использовать, то неизвестно, как он отреагирует – и сейчас, и в будущем. Когда не удалось попасть в "Локомотив", для Феди это была травма. Он же всем в школе говорил: "Еду в Москву, хочу попробовать себя". И когда пришлось после этого возвращаться в Саратов, думаю, ему было очень тяжело, чисто психологически, хотя он никогда на это не жаловался. Да и по возрасту с точки зрения футбольной карьеры "Мастер-Сатурн" – это был последний вагон идущего поезда. Наверное, в нашем согласии на то, чтобы Федя пошел в "Сатурн", и была поддержка – дать ему еще одну возможность.

"С "Динамо" у него особые отношения"

Первый его профессиональный контракт был с московским "Динамо". И играть в основном составе впервые его выпустил Андрей Кобелев. Феде 17 лет было, когда он вышел нападающим. Это же вообще! Таких молодых в Премьер-лиге никогда не было. Первый Федин гол в составе "Динамо" был на чемпионате России в 2008 году. А дальше у меня в голове все перепутано, для меня каждый его гол – как первый. Каждый. Хотя, наверное, с "Динамо" у него особые отношения. И когда он забивает голы в динамовские ворота, для него это не совсем противник. Наверное, остались какие-то чувства, он переживает, конечно, что сейчас команда не в Премьер-лиге. Если анализировать, Феде очень много дало "Динамо", очень. И Кобелев лично.
Игрок "Москвы" Олег Кузьмин и динамовец Федор Смолов (слева направо) в матче чемпионата России по футболу: "Москва" - "Динамо". Москва, 2008 г. © Виталий Белоусов/ТАСС

"Не скажу, что мне это легко дается, – тяжело, очень тяжело"

По телевизору я только повторы смотрю. Прямую трансляцию Миша смотреть запрещает, потому что я нервничаю. А из-за меня и он тоже. Так что мы решили, что мне лучше смотреть в повторе. Хотя я все равно нервничаю, даже когда заранее знаю результат. Но если я приезжаю в города, где Федя играет, то, конечно, матч посещаю, а как иначе? Не скажу, что мне это легко дается, – тяжело, очень тяжело. Но сижу. Помню, была одна игра, по-моему, с "Анжи" – я приехала на матч в Самару. А Федю тогда не выпустили или выпустили совсем ненадолго, и он не забил, в общем, что-то там не получилось. Он мне сказал после этой игры: "Мама, больше не надо приходить". Но через какое-то время забыл об этом. Он к моему присутствию на трибуне нормально относится.
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

"На него можно рассчитывать"

Федя никогда не стремился быть москвичом, он любит Саратов. И хотя приезжает редко, всегда время обязательно выбирает, чтобы с нами увидеться, и город посмотреть, и с друзьями встретиться. У него близкие друзья в Саратове: Володя Глухов, он тоже начинал в "Сатурне", потом играл в "Сибири"; Сережа Андриянов – играл в "Крыльях", потом получил серьезную травму и ушел из футбола, Тема Молодцов – он после интерната остался в "Сатурне", потом играл в "Амкаре" и "Торпедо". Федя друзьям очень предан – на него можно рассчитывать, всегда поможет. Он мне не обо всем говорит, но я знаю, что к нему очень многие обращались, и в трудную минуту он друзей часто поддерживал.

"Даже не знаю, с чего это увлечение началось"

С Мишей у них теснее психологическая связь, более мальчиковая, что ли, более доверительная. Федя в нем чувствует поддержку. А я иногда могу резко сказать, несмотря на то что он уже такой взрослый, поругать за что-то. За татуировки, например, – считаю, это ужасно. Очень плохо к ним отношусь, очень. И Федя это знает. Надеюсь, что больше их не будет...  Там уже места нет, он начал их соединять. Хоть бы одну руку свободной оставил! В общем, больная тема... Я однажды не сдержалась, и у нас на этой почве был очень серьезный конфликт. Даже не знаю, с чего это увлечение началось. Когда он уехал из дома, какие-то вещи уже происходили не у меня на глазах. Может быть, увлечение рэпом повлияло, может быть, когда он был в Голландии...

"В "Фейенорде" было прекрасно, но все равно – чужая страна"

Аренду в Голландии мы все восприняли хорошо – Феде нужна была игровая практика, а в "Динамо" на тот момент как-то не складывалось. И к тому, что он уезжал, я легко отнеслась: Европа, недалеко. Там отличная атмосфера на стадионе, просто необыкновенная. Любое полезное действие игрока сразу приветствуется, для аплодисментов не ждут гола. А уж когда гол – это вообще! Мы туда ездили, Федю поддерживали. Хотя сейчас думаю, что, может быть, этой поддержки до конца не хватило. В "Фейенорде" было прекрасно, но все равно, несмотря на то что он знал язык, что был отличный тренер, это была чужая страна. К тому же Божович, который тогда тренировал "Динамо", сказал, что рассчитывает на него. И Федя вернулся из аренды. Мне кажется, что он смалодушничал и потом об этом жалел.

"За какие-то моменты он сам себя винит"

После возвращения в "Динамо" опять сказался недостаток игрового времени. Наверное, Федя рассчитывал, что его будут больше выводить в основном составе, но снова не складывалось. Да, Божович поддержал Федора, когда он принял решение вернуться из аренды, но "наигрывать" его не получилось, и после нескольких проигрышей команды его уволили. Между прочим, за какие-то моменты Федя сам себя винит, может быть, на тренировках где-то до конца не дорабатывал, тренер его поэтому не ставил. Я думаю, еще наложилось чисто юношеское взросление: может быть, Федя неправильно анализировал действия тренера, ему казалось, что происходит что-то обидное. И он в этом моменте не справился. А мы тоже не представляли себе картину до конца – ведь нужно всегда две стороны выслушать, а у нас была информация только от сына. В общем, опять начались аренды, на этот раз в "Анжи". Их Федя вспоминает с удовольствием – и первую, и вторую. Он там очень старался, но играл мало, а доволен был тем, что удавалось общаться с мировыми звездами – Самюэлем Это’о, Роберто Карлосом – и учиться у них мастерству.

"Я всегда чувствую его эмоции"

Мы к нему в Дагестан не ездили, я ездила только на матчи в Москве и в Самаре. Но связь у нас была и есть постоянная: мы каждый день переписываемся и разговариваем по телефону. Он всегда знает, где мы, – мы знаем, где он. Я, кстати, ему за это очень благодарна. С помощью этой связи я всегда чувствую его эмоции, он вообще эмоциональный человек, очень. В меня, наверное. Миша более спокойный – все взвесит, обдумает, потом примет решение. Я могу вспылить, решить что-то неверно, потом обдумать и изменить.

"Есть такая категория футболистов"

Когда Федя вернулся в "Динамо" после второй аренды в "Анжи", сезон для него опять сложился неудачно. Я очень переживала, не могла понять ситуацию до конца. Но Миша мне все объяснил, что, может быть, это и есть та самая поздняя зрелость, и человеческая, и спортивная. У Феди резко, в один момент начался рост физический, а психика за этим ростом не успевала. Миша мне все время Зидана приводил в пример: "Посмотри, он ведь тоже заиграл в позднем возрасте. Проявил свои лучшие качества в 27-28 лет!" Миша говорит, что есть такая категория футболистов. А есть, допустим, те, у которых наоборот – как рано себя проявил, так и двигается вперед. В общем, Федя ушел в аренду в "Урал".
Игроки "Анжи" Федор Смолов, Кристофер Самба и Олег Шатов (слева направо) после матча Лиги Европы по футболу: "Анжи" (Махачкала) - "Гонвед" (Будапешт). Москва, 2012 г. © Валерий Шарифулин/ТАСС

"Будешь думать о деньгах – не заиграешь"

С точки зрения финансовой аренда в "Урале" Феде была невыгодна. Но мы были только "за", потому что ему нужно было играть. Миша сразу сказал: "Будешь думать о деньгах – не заиграешь. Ты думай о футболе. Если хочешь чего-то добиться – сейчас у тебя самый правильный для этого период. Допустим, этот клуб не сможет тебе платить по контракту, столько, сколько у тебя есть сейчас. И что? Нужно отказаться от денег ради возможности играть". Момент перехода в "Урал" был очень важный. Такой же, как когда Федя уезжал из дома подростком и нужно было решить, отпустить его в этот спорт и забыть обо всем остальном или нет. Федя, кстати, к потере в деньгах легко отнесся – ему хотелось играть. А как его в "Урале" принимали болельщики! Вообще у него с ними всегда были очень теплые отношения. Ему как-то из Германии написал болельщик, просил какие-то наклейки прислать. И Федя, я помню, что-то собирал, искал для него – для незнакомого, в общем, человека.
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

"Ключицы обе переломанные, металлический штырь в стопе…"

Я, конечно, понимала, что большой спорт всегда связан с ущербом здоровью. И травм Фединых боялась и сейчас боюсь. Когда его взяли в основной состав сборной в 2012 году, он ведь в первом же матче гол забил американцам, по-моему, и сразу получил травму – надрыв задней мышцы бедра. И в Голландии, кстати, тоже был надрыв задней мышцы бедра. Миша, муж мой, говорит, что нервные состояния иногда сказываются на травмированности: если футболист нервничает, мышцы реагируют. Ключицы у Феди обе переломанные. Пятая плюсневая переломанная – у него там металлический штырь стоит, в стопе. Ему в Германии делали операцию, и врачи сказали: "Раз вы будете играть, пусть стоит до конца". Кстати, опять же, операцию Феде "Динамо" делало, она очень хорошо прошла. 

"Красавчик, сынок! Красавчик!"

Во время аренды в "Урале" "Динамо" Федей не интересовалось, и я думаю, что в глубине души его это очень обижало – связь какая-то внутренняя эмоциональная с "Динамо" у него всегда была. Но аренда в "Урале" закончилась, одновременно истек контракт с "Динамо", и Федя решил перейти в "Краснодар". Там он по-настоящему расцвел. Думаю, все началось в апреле 2016 года, с того матча с "Уралом", где он забил "покер" – четыре гола. Мы были дома. Я была на втором этаже, игру смотрел Миша. И вдруг я слышу: "Есть!" Это был первый гол. Потом второй… Потом третий – в начале второго тайма. А когда Федя четвертый раз забил, Миша так тихо говорит: "Покер. С ума сойти". Потом мне: "Это покер. Красавчик, сынок! Красавчик!" Феде вообще важна папина оценка. Миша не скрывает, когда считает, что Федя плохо сыграл. Может и по телефону что-то прокомментировать, что-то посоветовать. А мою критику Федя воспринимает болезненно, особенно если она касается футбола. Да и в личной жизни я тоже не берусь ему давать советы.
Игрок "Краснодара" Федор Смолов (в центре) радуется забитому голу в матче чемпионата России по футболу между командами "Краснодар" и "Томь" . Краснодар, 2016 год. © Виталий Тимкив/ТАСС

"Наверное, они просто не смогли уберечь свои отношения"

Расставание с Викой Лопыревой, думаю, для обоих было травмой. За три года, что они были вместе, у меня с ней сложились очень хорошие отношения: когда она назвала меня мамой, это было так трогательно и лестно, я это высоко оценила. И их с Федей разрыв очень переживала. Сама-то я с Викой и сейчас нормально общаюсь. Сложно все, очень сложно... Может быть, в какой-то момент расстояния сыграли роль: Федя на тренировках, на сборах, на играх, Виктория свою карьеру делает – и телеведущая, и фотомодель, успешная, востребованная, это тоже требовало много сил. Не берусь судить, конечно, но, наверное, они просто не смогли уберечь свои отношения.

"Он не сломался, не ушел в себя"

У Феди были очень тяжелые годы. Игра не складывалась, а тут еще расставание с Викой… Его, можно сказать, травили – пресса, болельщики. Викину фамилию выкрикивали на трибунах… Он сначала реагировал болезненно, читал все, что пишут в интернете, пытался даже отвечать. А потом понял, наверное, что это неизбежно для любого известного человека: кто-то любит, кто-то не любит. Не сломался, не ушел в себя. Наверное, какой-то его внутренний стержень помог, сила воли. Ну и наша поддержка родительская. Но в целом это чисто его заслуга, что он смог все пережить. И с Божьей помощью, конечно. Я его научила читать молитвы, в церковь еще маленьким привела. Исповедь, причастие – мне кажется, это важно. И молитва перед игрой, думаю, дает силы. Но этой темы давайте не касаться, все-таки она очень интимная – пусть Федя, если захочет, сам об этом рассказывает. Лично я всегда в него верила. То, как он маленьким занимался, как забивал, как легко всегда играл – я думаю, это никуда не ушло. Просто на какой-то период стечение обстоятельств над ним довлело. А он доказывал, что сможет. В первую очередь себе доказывал. И доказал. 

"Мои усилия не пропали даром"

Когда Федя несколько раз подряд получил титул "лучший футболист месяца", я, конечно, была на седьмом небе. Никогда такого представить себе не могла, да и не думала об этом. Просто делала все для того, чтобы он состоялся именно как личность, как личность разносторонняя. Получилось, что все мои усилия действительно не пропали даром. Все, все возымело свое значение. И английский язык, и шахматы, и то, что я заставляла его читать. Тогда он, допустим, резко на это реагировал, но все выполнял. И все в совокупности дало свой результат.

"Пусть будет у него здоровье – и душевное, и телесное"

Хочу, чтобы у него было здоровье и покой на душе. Профессия спортсмена очень тяжелая, невероятные нагрузки и физические, и психологические. Так что пусть будет у него здоровье – и душевное, и телесное. Чемпионат мира впереди, я желаю ему добиться самых невероятных достижений и стать чемпионом мира с командой. Потому что футбол – прежде всего командная игра, без партнеров в ней делать нечего. Хочется, чтобы у него были партнеры хорошие, надежные. Чтобы Федя помогал команде максимально, и они друг другу приносили удачу.
© Михаил Джапаридзе/ТАСС

Ольга Ципенюк