×
Welcome 2018

"Съемка футбола – это самая сложная спортивная съемка"

Интервью с фотографом Александром Демьянчуком
Поделиться 16 Августа 2016
Для рубрики "Специалисты чемпионата" welcome2018.com поговорил с известным спортивным фотографом из агентства ТАСС Александром Демьянчуком о том, как научиться снимать удачный момент за мгновение до того, как он произошел, почему финальные матчи травмоопасны для футбольных фотографов, отчего Роман Широков – удачный персонаж для съемки, а также о российских болельщиках – самых красивых в мире – и о других секретах и трудностях спортивной фотографии.

- Расскажите немного о себе, как вы начали фотографировать спортивные состязания, и в частности, футбол?

- Я родился на Западной Украине. После школы учился на телерадиомастера, закончил техникум, ушел в армию. И в армию меня забрали в Сестрорецк под Санкт-Петербургом. Это был еще Советский Союз. После армии я остался, поступил в электротехнический институт, женился, появились дети. А футболом я всегда занимался очень плотно. Мама меня отдала в музыкальную школу, а папа – в футбольную. Так что были сложности, мама не хотела, чтобы я играл в футбол. Но я футбол любил больше, чем музыкальную школу, естественно. Играл и в армии – за сборную части, мы что-то выигрывали. Потом за сборную института. Поэтому футбол – мой любимый вид спорта на всю жизнь. И когда я увлекся фотографией, то захотел стать спортивным репортером.
Александр Демьянчук во время работы на чемпионате Европы-2016. © Фото из личного архива
- Когда вы начали снимать футбол?

- Я увлекся съемками спорта и начал сотрудничать с несколькими газетами – "Вечерним Петербургом", "Ленинградской правдой", "Советским спортом", "Комсомольской правдой". Первые мои фотографии были именно спортивные. Но не только футбол. Идет, к примеру, первенство страны по шахматам – снимаешь репортаж о шахматах. Но футбол я любил больше всего. Снимал "Зенит", несколько раз сборные приезжали в Петербург, и мне было понятно, что хочется снимать именно футбол. Это были 1986-88 годы. Потом, когда я пошел штатным фотокорреспондентом в "Вечерний Петербург", все равно постоянно снимал спортивные события.

Когда я ушел в 1991 году в агентство "Рейтер", где проработал 24 года, то уже меньше снимал спорт, это же международное агентство, и матч, скажем, "Спартак" – "Зенит" им не интересен. Снимал европейские спортивные события – Лигу Чемпионов, Чемпионат Европы. Это не так часто было. Я ездил на Олимпийские игры – в Сидней в Австралии, в Солт-Лейк-Сити, снимал разные виды спорта. Но, к сожалению, футбол тогда не получилось снять. У меня три большие футбольные съемки – чемпионат Европы в Австрии и Швейцарии 2008 года, чемпионат Европы на Украине и в Польше и Евро-2016 во Франции полтора месяца назад.
Александр Демьянчук после окончания финального матча по волейболу на Олимпийских играх-2008 в Пекине © Фото из личного архива
- Существует ли какая-то специфика работы футбольным фоторепортером?

- Да, такая специфика есть, и довольно заметная. Я считаю, что съемка футбола – это самая сложная спортивная съемка.

- А почему?

- Допустим, если ты снимаешь хоккей, то площадка маленькая, очень много борьбы, много шайб. То же самое гандбол – постоянные атаки на маленькой площадке. Баскетбол, волейбол – все это ограничено в пространстве. Футбол отличается тем, что, во-первых, площадка раз в пять больше, ты используешь другую технику, длиннофокусные объективы, с которыми работать непросто. У начинающего спортивного фотографа все вылетает из резкости, он не успевает нажимать кнопку спуска. Когда ты снимаешь близко, у тебя не очень длиннофокусная техника, поэтому ты успеваешь зафиксировать какой-то момент – и он будет резким. А когда ты снимаешь длиннофокусной оптикой, там нужно предугадывать событие. Поэтому футбол – это как соревнование для меня, и сделать красивые картинки с футбола очень трудно. И когда они получаются, ты счастлив, ты как будто сам сыграл и даже выиграл.

Очень много фотографов снимают футбол, и они думают, что сделали хорошую картинку. На самом деле это не так. Для того чтобы посмотреть хорошие футбольные картинки, нужно зайти на сайты больших агентств – там надо смотреть, как снимается футбол и другие виды спорта, и отталкиваться от того, как для них снимают.

- А вы именно так учились снимать?

- Конечно, я был хорошим фотографом и до "Рейтера", поэтому меня и взяли. Но когда я пришел туда и поехал на первую Олимпиаду в 2000 году в Австралию – там уровень высочайший. Тут важен еще и уровень редактора, это ведь совместная работа. Самую великолепную съемку он может отредактировать так, что это будет худшая съемка. Все большие соревнования – Олимпийские игры, Лига чемпионов UEFA, Чемпионат Европы по футболу – это прежде всего скорость, конкуренция. Делаешь картинки – и моментально отсылаешь в агентство. Когда я снимаю, допустим, игру "Зенит" – "Спартак", я могу себе позволить в перерыве сам отредактировать свою съемку. Но когда идет матч Лиги чемпионов, тебе нужно отправить картинку редактору прямо во время матча. Здесь очень важно единство с редактором и его уровень.
Александр Демьянчук перед началом матча Россия – Испания на чемпионате Европы-2008 в Австрии. 10 июня 2008 года. © Фото из личного архива
- Существует ли конкуренция между спортивными фотографами?

- Личной конкуренции нет абсолютно. Но, допустим, на финале Евро-2016 во Франции у AP или "Рейтер" было восемь фотографов, а я от ТАСС был один. Конечно, когда смотришь потом картинки на их сайтах, облизываешься – это не снял, то не снял... Но тут ты ничего не поделаешь – ты один сидишь в одной точке, а у них восемь человек покрывают поле…
Игроки сборной Португалии Рафаэль Геррейро, Пепе и Антонио Эдер (справа налево) радуются голу в финальном матче чемпионата Европы по футболу - 2016 между командами Португалии и Франции. Сен-Дени, 10 июля 2016 года. © Александр Демьянчук/ТАСС
- Футболисты сейчас – звезды не меньше, чем артисты и политики. Не бывает у вас, как у папарацци или светских фотографов, чтобы отталкивали локтями, рвались сделать лучший кадр?

- На футболе, да и на других соревнованиях, этого нет, там все сидят по номерам*. Единственное, когда после финала кто-то бежит с кубком, а за ним все бегут – там, конечно, толкотня сумасшедшая, ломаются камеры, объективы, руки и так далее. В спорте нет светской фотографии. Ну, вот Халк приезжал попрощаться с Петербургом, но это все равно не съемка папарацци.

*У каждого фотографа на время матча свое пронумерованное место
Сделать красивые картинки с футбола очень трудно. И когда они получаются, ты счастлив, ты как будто сам сыграл и даже выиграл.
Александр Демьянчук
- А от чего зависит качество кадра? Должны ли спортсмены быть артистами, обладать харизмой, чтобы получился хороший снимок?

- Именно так. Ты не можешь изменять жизнь, ты ее фиксируешь. Чем эмоциональней герой, тем интереснее. Твоя задача снять в правильном ракурсе, успеть сделать как можно больше фото, резко снять. Если человек обычно не эмоциональный, допустим, как Леонид Слуцкий, ну, ты не можешь сотворить чудо, он сидит, руками не машет. Можно сделать крупно глаза, поменять ракурс – но это все. А, допустим, тот же Широков – он начинает чесать затылок, закрывать глаза, чихать, кашлять, пить воду... Чем человек эмоциональнее, тем более эмоциональные и интересные будут картинки.

- Кто из наших футболистов или тренеров наиболее благодарный в этом смысле персонаж?

- Ну, во время матча, когда гол забивается, все эмоциональные. Тот же Березуцкий, он вроде бы спокойный, но, забив гол, начинает кричать, корчить рожи, руки поднимать. Или вот Игнашевич: абсолютно флегматичен, но забьет гол, что бывает редко, – и мы видим другого человека. Здесь все зависит от момента.

- Случалось ли у вас, что вы упускали кадр – видели его, но не успевали снять?

- О, боже, их тысячи, тысячи… Вот мы берем один матч – и, можно сказать, половина, если не больше, пропущены. Почему? Потому что это специфика футбола. Вот человек бьет через себя – и если ты из ста раз один-два снимешь, считай, что тебе очень повезло. Ведь момент в футболе длится даже не секунду – тысячную долю секунды. Поэтому фотографов учат так: ты должен нажать на спуск до! Если ты нажимаешь после, видишь момент и нажимаешь, ничего уже не будет. Мяча уже не будет, а картинка без мяча на поле – нефутбольная, она уже не работает. Ну, или ты нажимаешь, а картинка ушла из резкости.

- Наверняка вас должно это сильно расстраивать?

- Да, конечно. Иногда ты видишь эту картинку у коллеги, а у тебя не получилось. Просто так сложилось: у него автофокус не ушел, может быть, он нажал на долю секунды раньше или позже, и у него сложилось. Но это нормальный соревновательный процесс.

- Получается, что спортивная фотография – это тоже отчасти вид спорта, ведь между вами есть какая-то состязательность?

- Ха, еще какая. Но она не ощущается. Нет такого, чтобы мы вместе снимали, а потом начинали хвастаться картинками, у кого лучше. А конкуренция, конечно, есть. Ты идешь на футбол, как на экзамен, адреналин начинает вырабатываться минут за сорок до начала матча. И этот адреналин чувствуется и во время, и после матча.

- Бывает, что у фотографов складываются какие-то личные отношения с кем-то из футболистов?

- Нет, мы на разных планетах живем. Ну, у Славы Евдокимова, который личный фотограф "Зенита", он с ними живет, летает и так далее, у него есть контакты и отношения.
Ты идешь на футбол, как на экзамен, адреналин начинает вырабатываться минут за сорок до начала матча
Александр Демьянчук
- А каких спортивных фотографов вы считаете эталонными и можете ли назвать какие-то кадры, которые для вас являются ориентирами в профессии? Которые сильно впечатлили вас?

- В советское время фотографы не могли конкурировать с западными, поэтому их слава не совсем справедлива. Но если мы возьмем западных фотографов, там есть суперфотографии. Поэтому мне сложно назвать кого-то одного, даже трех, даже четверых или пятерых фотографов. Это неправильно. Было очень много сильных спортивных фотографов и у нас, и за рубежом.

- А у вас были наставники?

- Нет, я учился абсолютно всему сам. У меня была специфическая подготовка. По тем временам было очень сложно учиться по фотографиям – процентов 80-90 были не очень хорошими. Я ходил в библиотеку в 80-е годы и в начале 90-х и просто брал подшивки знаменитых изданий – Esquire или New York Times, Time, The Guardian, где были не только спортивные фото, но и политика. Я просто просматривал эти фотографии очень часто, несколько раз в неделю. Я запоминал и пытался как-то композиционно, по тематике, по цвету делать что-то примерно подобное. Потом, когда я начал работать в "Рейтер", там было хорошо, что у нас был сайт, где выкладывались работы более 400 фотографов со всего мира, и ты мог смотреть, как они снимают, это тоже очень хорошая школа. Так что школа моя была чисто визуальная, и я считаю, что она дала мне очень много.

Я бы посоветовал тем фотографам, которые хотят снимать спорт, не брать учителя, еще не известно, что это будет за учитель, и все равно он не научит тому, чему можно научиться, смотря на хорошие фотографии. То же самое редакторам: я советую ходить в музеи и смотреть на картины XVIII-XIX века, как строили композицию художники, потому что лучше художников композицию никто не знает. Смотреть, как они сажали людей, где луна, где отражение. Вот такая учеба. Институт не сделает тебя фоторепортером. Только практика, практика и практика. Человек должен любить свое дело, если он очень любит и увлечен, то у него получится.
Болельщик сборной Франции перед началом полуфинального матча чемпионата Европы по футболу - 2016 между сборными командами Германии и Франции. Марсель, 7 июля 2016 года. © Александр Демьянчук/ТАСС
- А вы довольны тем, как сложилась ваша профессиональная жизнь?

- Ну да, доволен. Я очень люблю свою работу.

- А какие еще виды спорта вас увлекают как фотографа?

- Я очень люблю снимать хоккей, он у меня на втором месте после футбола, там тоже очень много эмоций, действия, и, опять же, сделать красивую хоккейную картинку не так-то просто. Вообще, все игровые виды спорта очень интересны в плане съемки.

- Есть или какая-нибудь единственная работа, которая вам нравится больше остальных? Такое концентрированное воплощение вашего видения спорта?

- Нет. Если бы такая была работа, то я бы ее отправил на World Press Photo и стал бы победителем, хотя в выставках я принципиально никогда не участвую, не нравится мне это. Думаю, ни у кого нет. Есть у меня фотографии, которые мне нравятся.

- А что там на них? Конфликт? Личная драма?

- Вот у меня была очень сложная и драматичная съемка, когда "Зенит" становился чемпионом России и болельщики начали бросать фаеры. Это было лет пять назад. Полиция наготове стояла перед фанатской трибуной. Потом пришли пожарные, стали убирать фаеры, потом появился спецназ, СОБР, ОМОН, и было их очень-очень много, сотни и сотни стражей порядка, которые стояли стеной в несколько рядов перед фанатами, которые кричали на трибунах. И когда матч закончился, болельщики все-таки прорвали эту стену, и есть картинки, где видно, как полиция бьет лежащих, но они поднимаются и бегут на поле, ломают ворота, разрывают сетку. Это да, драма.

Похожая была, помнится, когда снимал матч кубка УЕФА "Зенит" – "Глазго Рейнджерс" в Манчестере, когда "Зенит" выиграл 2:1. Когда ребята забили второй гол и толпа зенитовских болельщиков выскочила на поле, человек около ста, а поле там не имеет беговой дорожки, и болельщикам нужно было пробежать через фоторепортеров. И когда болельщики бежали – они наступали на компьютеры, на аппаратуру – это был тоже неприятный момент и драма. То есть, на удивление, драма в основном связана с болельщиками, а не с футболистами.

- Неудача российской команды на последнем чемпионате Европы как-то на вас повлияла? Вы остались и продолжали снимать?

- Я же приехал заранее, за две недели до начала, и снимал товарищеские матчи – в Монако со сборной Чехии и в Австрии матч со сборной Сербии. И уже видел по товарищеским матчам, особенно в Монако… Поэтому я был психологически готов к поражению. Конечно, была надежда, а может быть, чудо случится. Но, я считаю, что наши болельщики на чемпионате Европы были самые красивые, удачнее всех одетые, я их снимал постоянно на многих матчах. Похожее единение и фантастическая визуальность была у исландцев – я такого никогда еще не видел, чтобы болельщики были так едины с командой и так едины между собой. Реально, как викинги. А по эмоциональности, конечно, наши болельщики вне конкуренции. Потому что я видел, как фоторепортеры со всего мира с удовольствием их снимают – очень красивые девушки и женщины, очень много было одетых в национальные одежды. То есть снимать их было одно удовольствие.

Еще