"Существуют настолько редкие карточки, что их невозможно достать"

Интервью с филокартистом Александром Шварцем
30 сентября 2016
В рубрике про околофутбольное собирательство – коллекционер, посвятивший карточкам и наклейкам о любимой игре больше четверти века. Как и когда в России появились футбольные наклейки и карточки, как их добывали в 90-е годы, на что готовы собиратели, чтобы раздобыть редкую карточку, и о самых ценных наклейках, за которыми надо охотиться, weclome2018.com рассказал Александр Шварц.

– Как в вашей жизни появились наклейки?

– Впервые наклейки были выпущены итальянской фирмой Panini к чемпионату мира по футболу 1970 года. Однако в СССР их не было почти 20 лет. Доходили отдельные от тех, кто ездил за границу, но коллекционеров не было, потому как достать наклейки было невозможно. Я с десяти лет коллекционировал футбольные программки, значки и футбольную литературу.

Еще в 80-е годы было очень популярным коллекционирование спортивных плакатов из чехословацкого журнала "Старт". В Москве были считанные киоски, куда завозили этот журнал, и мы после школы наперегонки бегали до киоска, чтобы успеть купить, – привозили всего два-три экземпляра. Бегал я тогда очень быстро.

А в 1990 году состоялся прорыв. В страну те наклейки завезли в июле, сразу после окончания чемпионата мира в Италии. Все коллекционеры тогда вращались около магазина спортивной книги на Сретенке. И вот звонит мне друг и рассказывает про наклейки. Я сначала даже не понял, о чем речь идет, но он мне сказал просто: "Приезжай на Сретенку, не пожалеешь". Я часто был в том магазине, но такого никогда не видел. Узкая улица, по которой в обе стороны ходили троллейбусы, была запружена толпой желающих заполучить альбомы и наклейки. Много журналистов было, спрашивали про наклейки, целый репортаж был.

В тот день я купил свой первый альбом и коробку наклеек.

– Коллекция трудно собиралась?

– Процесс весьма облегчила возможность обмениваться с другими коллекционерами. Все мои товарищи – коллекционеры значков, программок, марок и т.д., все подсели на коллекционирование наклеек. Вскоре около магазина сам собой образовался кружок "наклеечников". Дело в том, что наклейки нельзя купить выборочно, а только в закрытой коробке. Там много повторяющихся, а потому коллекционеры стали собираться у магазина и обмениваться. Сарафанное радио быстро разнесло новость, и в этот магазин, единственный в стране, где были наклейки, приезжали люди из других городов. Очереди стояли все лето и осень 1990 года. Чаще всего "боксы" распечатывали тут же, в прямом смысле слова "не отходя от кассы". Присутствие коллег было очень удобным, поскольку всегда можно было поменяться.

Я тогда был 20-летним студентом Станкина, летом времени было навалом, а потому я часто бывал на Сретенке. Единственно что, уезжал на матчи любимого "Спартака". В итоге я довольно быстро полностью собрал альбом итальянского чемпионата мира. Он мне особенно дорог не только потому, что это первый мой альбом. Альбом интересен тем, что в составе сборной СССР есть наклейки культовых футболистов "Спартака" Федора Черенкова и Сергея Родионова, на игре которых я вырос. Причем оба они в Италию в итоге не поехали, но в альбом их внесли. Дело в том, что наклейки выпускаются за несколько месяцев, а фотографии для них делают порой и за полгода до турнира.
Советская сборная в альбоме итальянского чемпионата мира-1990. В правом столбце футболисты "Спартака" Федор Черенков и Сергей Родионов, не вошедшие в финальную заявку команды. © Александр Зеликов/ТАСС
– Существует ли разница между наклейками по ценности?

– Коллекция 1990 года была так устроена, что были наклейки, которые очень часто попадались (например, шотландцы, бразильцы и аргентинцы), а были редкие блестящие наклейки (эмблемы федераций). Но самыми редкими были первые четыре номера, которые клеятся в начале альбома – логотип чемпионата, золотой кубок, талисман и официальный постер чемпионата. Эти наклейки традиционно во всех альбомах самые сложные. Существовал целый, скажем так, черный рынок, где можно было поменять наклейку федерации на десять простых, а наклейку с заглавной страницы – на все пятьдесят. Разумеется, вскоре ими начали и торговать. Можно было и "навариться", студенту это было очень кстати. Помню, на футбол приезжал с пачкой наклеек, и милиционеры, проверявшие меня на входе, всегда с удивлением спрашивали, что это такое.

– Помните последнюю наклейку, которой закрыли первый альбом?

– Я заклеиваю альбом только в момент, когда собрана вся коллекция, до того они стопкой лежат. Первый свой альбом я собрал исключительно своими силами – все наклейки были из пакетов, который продавались на территории России. Я уже сейчас не помню, какая наклейка была последней, но это была эмблема федерации.

– Бывали случаи, что нужные наклейки просто не попадались?

– Да, на чемпионате мира во Франции 1998 года в первой партии, единственной, которую отправили в Россию, не напечатали трех англичан. Но проблему я решил тогда довольно быстро.

В 1998 году я ездил в Милан, где "Спартак" играл с "Интером", и заранее написал письмо в фирму Panini, где указал все нужные мне номера наклеек. И производитель полностью удовлетворил мои пожелания. Тогда я "закрыл" все коллекции, в том числе и альбомы более ранних годов, собрать которые было сложнее всего, потому что карточки из них можно было только выменять.

Начиная с ЧМ-1974 у меня собраны все турниры, все чемпионаты Европы, которые начали издаваться с 1980 года. К сожалению, у меня нет альбома 1970 года, самого первого. Сейчас цена родного, не репринтного альбома составляет 2,5 тысячи фунтов стерлингов и падать никогда не будет – только расти. Но пока меня жаба душит его купить.

– После 1990 года наклейки всегда были легкодоступными?

– Нет. В 1992 году наклейки с чемпионата Европы не привезли, год был непростой. До 1994 года продажа наклеек в стране проходила вялотекуще. А в 1994 году произошло следующее. У меня друг работал на складе полиграфической продукции. И вот однажды он мне звонит и говорит – должны привезти наклейки и альбомы ЧМ-1994. Мы очень обрадовались и решили раньше остальных купить блоки по складским ценам. Собрали весь альбом, а потом подумали, а почему бы на этом не подзаработать? Коллекция распространялась через ларьки "Союзпечати", но пока они долго раскачивались, проходили всю бюрократическую схему, мы с друзьями несколько раз съездили на склад, по оптовым ценам закупили наклеек. Встал вопрос, где продавать? Магазин на Сретенке к тому моменту был на грани закрытия, а вскоре и вовсе снесен.
Коллекционный альбом ЧМ-1994 в США. © Александр Зеликов/ТАСС
Новым местом коллекционеров становилась площадка у стадиона "Динамо" рядом с клубным музеем. Там стояла комиссионная палатка с атрибутикой, литературой, значками и т.д. Туда привозили все подряд, и мы решили, что для нас нет ничего лучше, чем устроиться на лавочках около этой палатки.

Конечно, такого бума, как на Сретенке в 1990 году, не было, но народ всегда был. У нас двое продавали коробками, а двое россыпью – выборочно. Впоследствии эти наклейки по той же цене продавались в палатке, но люди тянулись к нам, потому что мы могли и подыскать нужную, и обменять.
Сборная России по футболу в альбоме ЧМ-1994 в США. © Александр Зеликов/ТАСС
Именно в тот момент я начал коллекционировать наклейки из более ранних альбомов. К нам приходили люди, у которых разными путями оказывались старые наклейки, и я с удовольствием их обменивал на свежие. Так получились альбомы 1982 и 1986 годов. Конечно, они были у меня заполнены не полностью. Я их все закрыл только в ту самую поездку 1998 года. Сейчас эти наклейки можно купить только на вторичных аукционах в интернете. На складе фабрики в настоящий момент самые ранние наклейки не старше 2000 года.

– Лично для вас какие самые дорогие экземпляры?

– Самые ценные наклейки именно те, что до 1990 года, потому что их нельзя было купить в России. Разумеется, мне особенно дорог сам 1990 год, так как он первый. Все остальные наборы, которые уже массово продавались в России, стали обыденным делом – купил несколько блоков, поменялся, наклеил. Ну и отдельно всегда отмечаю коллекции, где есть игроки "Спартака".

– У вас их, должно быть, огромное количество?

– Я не могу сказать, сколько у меня всего наклеек. В среднем на альбом идет от 300 до 500 штук, количество точное я никогда не считал. А всего полностью закрытых альбомов у меня около 350.

– Вы также коллекционируете карточки...

– Да, в том же 1994 году началась еще одна моя страсть – карточки. К нам на "Динамо" приехал молодой человек из Америки и показал что-то непонятное – то ли открытка, то ли наклейка… Особенность карточки в том, что, помимо фотографии, на оборотной стороне есть статистические данные.

Фирма, выпускавшая карточки, специализировалась на НХЛ и НБА, а футболом там решили заняться по той причине, что ЧМ-1994 был в США. И тот парень мне сказал: "Бери, скоро весь мир коллекционировать будет".

Карточки эти очень сложные, у них есть различные степени ценности. Как и наклейки, они продаются в закрытых коробках. В таком блоке может быть, к примеру, 300 карточек, из них пять подсерийных – карточек серии с маленьким тиражом. А всего в серии 20 карточек, то есть, чтобы собрать одну серию, надо купить минимум четыре коробки, и существует большая вероятность, что попадутся повторы. В общем, это недешевое удовольствие, но весьма азартное, пока все не соберешь, не можешь остановиться. Первую серию карточек (ЧМ-1994), я собирал четыре года, пока не обзавелся интернетом в 1998 году. "Вручную" собрать так и не получилось, пришлось искать сайты, людей, переводить деньги с огромными комиссиями за границу, ведь тогда еще не было сервисов, как сейчас.

Теперь есть много сайтов, которые я часто обновляю, потому что коллекционеры – народ быстрый, кто первый встал, того и сапоги. Ведь существуют настолько редкие карточки, что их просто невозможно достать, они бывают даже в единственном экземпляре.
Альбом с наклейками из коллекции Александра Шварца. Слева в среднем ряду – наклейка с советским футболистом Евгением Ловчевым, справа в нижнем ряду - наклейка с Игорем Шалимовым, слева в нижнем ряду - наклейка с Ринатом Дасаевым. © Александр Зеликов/ТАСС
У меня одна такая есть, с Романом Павлюченко. Я ее купил на интернет-аукционе у продавца из Гонконга. Важно было за считанные секунды до дедлайна сделать ставку, чтобы никто не успел ее перебить, а дедлайн был по гонконгскому времени, что значительно осложнило задачу. Это было 31 декабря, мне пришлось ставить будильник на полшестого утра. Я заплатил за нее трехзначную сумму в долларах, после чего началась страшная нервотрепка, так как почтовая служба очень долго ее везла, а апофеозом стал тот факт, что ее прислали не курьером, а просто бросили в почтовый ящик!

– Где сейчас собираются коллекционеры? "Динамо" ведь перестраивается.

– На "Динамо", кстати, мы ненадолго задержались. У северной трибуны мы собирались до 1998 года, но потом там начался передел собственности, и нас вежливо попросили убраться. И мы нашли прекрасное место в парке Сокольники, собираемся там по сей день каждую субботу часов с 11 и до 14, независимо от погоды. Если сухо, мы располагаемся прямо на аллее, при входе в парк, если дождь, перемещаемся под навес ресторана "Соколиная охота", где нас знают и не гоняют. Про этот сбор знают по всей стране, к нам часто приезжают из других городов.