"Библиотека имени Ленина"

Николай Галкин/ТАСС
В первом проекте "Библиотека имени Ленина" должна была стать гигантским мемориалом почившему вождю со сценами из его жизни на стенах. Интересно, что единственное украшение станции – мозаичный портрет Ильича, выполненный из яшмы, – был добавлен уже в 1970-е годы. В 1930-е ее единственным декоративным элементом был паркетный пол, в отличие от асфальтовых покрытий других станций. Впрочем, его тоже вскоре заменили шахматным узором красного и темного гранита. Во всем остальном же станция осталась без изменений: здесь до сих пор, например, можно увидеть люстры-шары, освещавшие первые станции подземки и позже почти всюду демонтированные. Но лаконичность станции, строгость ее колонн из серого московского мрамора на входе и обрамления из желтого пятнистого крымского мрамора – кажущаяся. В мраморной облицовке замурованы доисторические животные, кораллы, моллюски, в каменноугольном периоде заселявшие моря, которые миллионы лет назад плескались на месте современного Крыма. Возраст этих окаменелостей – от 70 млн лет. Многих из них, кроме московского метро, нигде уже не встретишь. Например, брюхоногому моллюску, "живущему" в стенах станции "Библиотека имени Ленина", – 300 млн лет!

Александр Ферсман в своей книге "Занимательная минералогия" увлекательно пишет о мраморном богатстве недр метро как о главной достопримечательности столицы: "Яркий электрический свет озаряет целую коллекцию мраморов, гранитов и известняков. На них можно изучить все строительные и декоративные камни нашей страны, начиная с северных окраин Карелии и кончая берегами Крыма. (…) Мы спускаемся под землю у "Библиотеки Ленина". Желтый пятнистый крымский мрамор украшает вход; далее – большие восьмигранные колонны из серого московского мрамора с жилками известкового шпата. Пластинки черного стекла обрамляют нижние карнизы, а на лестнице к платформе в красноватом крымском мраморе мы видим окаменелые улитки, ракушки – остатки жизни каких-то древних южных морей, покрывавших много десятков миллионов лет тому назад весь Крым и Кавказ. Быстро мчится поезд метро; мы с трудом успеваем во время кратких остановок рассматривать мраморы. В Охотном ряду, на станциях имени Дзержинского и имени Кирова, мы восторгаемся большими пластинами полосатого серого мрамора из Уфалея на Урале. Красные ворота нас встречают красным тагильским мрамором со Среднего Урала, а панель обрамляет все тот же волынский лабрадор с глазками, сверкающими синими переливами. Снова крымские и кавказские мраморы в теплых тонах наших южных известняков, снова серые и белые мраморы холодного Урала, снова подмосковные серо-желтые известняки. Мы забываем о громадных промежутках времени истории нашей Земли, медленно и постепенно превращавшейся из красной звезды в нашу маленькую Землю, ничтожный, затерянный мирок среди миллионов звезд, солнц и туманностей!"