"Кропоткинская"

Николай Галкин/ТАСС
Первое подземное творение гениального Алексея Душкина – архитектора, которому мы в наибольшей степени обязаны и современным обликом метро, и самыми красивыми его станциями. Конкретно этот проект получил гран-при на международных выставках в Париже 1937 года и Брюсселе 1958-го, а в 1941-м его авторам была присуждена коллективная Сталинская премия за архитектуру и строительство. Для архитектора Душкина главным в конструировании подземных станций был свет. Мы еще увидим, например, как он спрячет освещение за цветные витражи на "Новослободской". Но решение "Кропоткинской" не менее, а в чем-то даже и более элегантное – станция освещалась светильниками, скрытыми в верхней части колонн, в виде пятиконечных звезд, которые перетекают в светлый потолок. Эта идея была не просто изящным способом заставить уральский мрамор отделки заиграть оттенками. Главной задачей первых архитекторов метрополитена было избавить подземные станции от ощущения давящего, замкнутого пространства – и потолок "Кропоткинской" как бы воспарял над пассажирами.

Легенда гласит, что на такое решение Алексея Душкина вдохновил древнеегипетский храм Амона в Карнаке, колонны которого были подобны цветам Лотоса. А когда руководивший метростроем Лазарь Каганович возмутился таким сравнением, Душкин находчиво ответил ему, что это, мол, у них храмы были для фараонов, а у нас – для народа. Вся эта парадность здесь не случайна – станция должна была вести к Дворцу Советов, грандиозному зданию, которое предполагалось построить на месте уже взорванного Храма Христа Спасителя. Во время войны готовый стальной каркас Дворца Советов пустили на противотанковые ежи и мосты, а после войны уже было не до дворцов. Но и замечательный изящный вестибюль станции на Гоголевском бульваре авторства Самуила Кравеца тоже напоминает об этой неосуществленной стройке – он словно намеренно теряется в тени грандиозного здания, которого здесь нет.