"Парк культуры" (Кольцевая линия)

Николай Галкин/ТАСС
Кольцевую линию московского метро строили в 1950-х годах, после войны. Тут сталинский ампир расцвел в полную силу, и одних изящных конструкций архитекторам было недостаточно – требовались барельефы, мозаики и прочие украшения. Станции должны были не только поражать воображение, но и рассказывать историю эпохи. Продлилось это недолго – до хрущевского постановления "Об устранении излишеств в проектировании и строительстве" 1955 года, разом запретившего всю красоту в архитектуре и отделке. Но тем не менее до нашего времени дошло немало монументальных памятников того периода. Практически вся Кольцевая линия московского метро – в их числе, а станция "Парк культуры" особенно.

Архитектор Игорь Рожин поставил станцию на массивные пилоны, прорезав их арками так, чтобы визуально казалось, что каждый арочный свод стоит на четырех колоннах. А в арки поместил барельефы работы Саула Рабиновича, изображающие культурный отдых советского человека – шахматы, авиамоделирование, балет, музыка, танцы, футбол. Потолки свода украшены лепниной, пол выложен мраморной плиткой, а сами колонны – серым мрамором лопота. Хотя многие критики считают, что серый мрамор визуально заземляет станцию и архитектору удалось бы добиться большей воздушности, если он смог бы использовать более светлые цвета, станция входит в реестр выявленного культурного наследия и несомненно является одним из шедевров позднего сталинского ампира. Это уже не дворец, а музей, в котором каждая деталь предназначена для разглядывания.