По голам моей памяти

По голам моей памяти
Колумнисты известных изданий и медийные персоны делятся своими эмоциями, связанными с наиболее запомнившимися им чемпионатами мира
Мария Командная, телеведущая
«Я вышла из дома и сразу почувствовала неладное. Как будто случился апокалипсис: люди превратились в зомби и с наступлением темноты начнут вылезать из своих укрытий и пожирать тех, кто по счастливой случайности остался в живых. Но нет, это не съемки сериала про ходячих мертвецов, происходит что-то другое. Оказывается, наша сборная прямо сейчас играет с Тунисом…»
Мария Командная, телеведущая
«Я вышла из дома и сразу почувствовала неладное. Как будто случился апокалипсис: люди превратились в зомби и с наступлением темноты начнут вылезать из своих укрытий и пожирать тех, кто по счастливой случайности остался в живых. Но нет, это не съемки сериала про ходячих мертвецов, происходит что-то другое. Оказывается, наша сборная прямо сейчас играет с Тунисом…»
Глеб Черкасов, заместитель шеф-редактора ИД «КоммерсантЪ"
«Когда французы запели „Марсельезу“, мне показалось, что трибуна „Альянц Арены“, специально построенной на окраине Мюнхена для чемпионата мира 2006 года, приподнимется и, в лучшем случае, плюхнется обратно на место, а в худшем — просто развалится. Я катился кубарем по лестнице, выглядывая свое место согласно купленному билету…»
Глеб Черкасов, заместитель шеф-редактора ИД «КоммерсантЪ"
«Когда французы запели „Марсельезу“, мне показалось, что трибуна „Альянц Арены“, специально построенной на окраине Мюнхена для чемпионата мира 2006 года, приподнимется и, в лучшем случае, плюхнется обратно на место, а в худшем — просто развалится. Я катился кубарем по лестнице, выглядывая свое место согласно купленному билету…»
Владимир Стогниенко, телекомментатор
«Если у меня вдруг выдавался свободный день (что случалось редко), я выходил из гостиницы и отправлялся смотреть, скажем, открытую тренировку какой-нибудь сборной на другой конец страны. Уточнять расписание заранее не было никакого смысла: всегда найдется нужный поезд и будет обратный транспорт, разве что придется на каком-нибудь чистеньком вокзале посидеть час-полтора…"
Владимир Стогниенко, телекомментатор
«Если у меня вдруг выдавался свободный день (что случалось редко), я выходил из гостиницы и отправлялся смотреть, скажем, открытую тренировку какой-нибудь сборной на другой конец страны. Уточнять расписание заранее не было никакого смысла: всегда найдется нужный поезд и будет обратный транспорт, разве что придется на каком-нибудь чистеньком вокзале посидеть час-полтора…"
Миша Бастер, художник
«Все обожали перлы Котэ Махарадзе, все эти „Мяч попадает в вэрхнээ брэвно“ и легендарное „Пока мяч в воздухэ, коротко о составах“. Немного жаль, что не он комментировал чемпионат мира 1982 года, когда я был в пионерлагере в Коктебеле, — это была прерогатива Николая Озерова. Международные трансляции футбола были тогда мощным зрелищем на довольно унылом советском ТВ..»
Миша Бастер, художник
«Все обожали перлы Котэ Махарадзе, все эти „Мяч попадает в вэрхнээ брэвно“ и легендарное „Пока мяч в воздухэ, коротко о составах“. Немного жаль, что не он комментировал чемпионат мира 1982 года, когда я был в пионерлагере в Коктебеле, — это была прерогатива Николая Озерова. Международные трансляции футбола были тогда мощным зрелищем на довольно унылом советском ТВ..»
Николай Фохт, специальный корреспондент «Русского пионера»
«Казалось, по полю проложены невидимые рельсы, много рельсов. По этим рельсам лихо ездят игроки сборной. Все. Кроме Беланова. Беланов как НЛО: нарушает законы физики, меняет траекторию на огромной скорости под непозволительными углами..»
Николай Фохт, специальный корреспондент «Русского пионера»
«Казалось, по полю проложены невидимые рельсы, много рельсов. По этим рельсам лихо ездят игроки сборной. Все. Кроме Беланова. Беланов как НЛО: нарушает законы физики, меняет траекторию на огромной скорости под непозволительными углами..»
Михаил Михайлин, экс-главный редактор газеты «КоммерсантЪ» и «Газеты.ру"
«Когда мы зашли на стадион, мой друг настойчиво рекомендовал мне спрятать шарф Уругвая под куртку: весь стадион болел за последнюю команду континента. Кульминация случилась на последней секунде дополнительного времени, когда Суарес вынес мяч рукой с ленточки, а Ассамо Гьян бахнул в перекладину с точки. Стадион замер. Я вскочил и заорал: «Vamos!» У меня было ощущение, что все присутствовавшие на матче 98 с чем-то тысяч человек повернулись в мою сторону. Я в смятении посмотрел на своего друга, который тихо сказал: «Знаешь, Михайлин, даже я тебя отсюда не выведу…»
Михаил Михайлин, экс-главный редактор газеты «КоммерсантЪ» и «Газеты.ру"
«Когда мы зашли на стадион, мой друг настойчиво рекомендовал мне спрятать шарф Уругвая под куртку: весь стадион болел за последнюю команду континента. Кульминация случилась на последней секунде дополнительного времени, когда Суарес вынес мяч рукой с ленточки, а Ассамо Гьян бахнул в перекладину с точки. Стадион замер. Я вскочил и заорал: «Vamos!» У меня было ощущение, что все присутствовавшие на матче 98 с чем-то тысяч человек повернулись в мою сторону. Я в смятении посмотрел на своего друга, который тихо сказал: «Знаешь, Михайлин, даже я тебя отсюда не выведу…»