"Победа – это здорово, но не надо превращать ее в цель жизни. Игра должна оставаться игрой"

«Победа – это здорово, но не надо превращать ее в цель жизни. Игра должна оставаться игрой»
Правила игры: Петр Налич, музыкант, автор песен, участник Евровидения-2010
«Победа – это здорово, но не надо превращать ее в цель жизни. Игра должна оставаться игрой»
Правила игры: Петр Налич, музыкант, автор песен, участник Евровидения-2010
Вся моя жизнь – это музыка, а футбол – раз в неделю. Так что он для меня – роскошь. Я мечтаю играть дважды в неделю, но это уже не укладывается в рабочий и семейный график.
«
Лет до 13 я просто иногда пинал с кем-то во дворе мяч, не играл систематически. Сводили меня к врачу, который спросил: «А почему никакой физкультуры нет у мальчика? Толстенький такой». Папа сказал: «Хорошо, все сделаем». И стал раз в неделю со мной и с моими двоюродными братьями кататься на «Университет», играть в футбол. С утра в любую погоду – и в снег, и в дождь. Так началась замечательная традиция.

В футбол я играю каждый вторник и все свои планы под это подстраиваю. Это чудесно и интересно, совершенно необходимая отдушина. Особенно когда хоть что-то получается. Надежду научиться играть получше я давно оставил в прошлом. В принципе, я скоро разваливаться начну.

У меня совсем не хватает психологических ресурсов, чтобы заниматься бегом или фитнесом. Мне элементарно скучно.
Помню, пришел к хирургу: что-то болело в ноге.

– Так, а что это ногти разбитые? В футбол играете?
– Да, очень люблю.
– Бросайте это дело!

Я так удивился: от врача услышать предложение бросить спорт… А он мне описал на четырех страницах, какие бывают страшные беды от игры. Я подумал: «Надо же быть таким обиженным на футбол человеком».
Не могу себе представить, что не играю в футбол, хотя и не блистаю на поле. Я болел несколько недель гриппом, и такая тоска была: смотришь на часы – 8:30, ага, ребята вышли на поле. Проходит время – 10:00. Думаешь: закончили, наверное. Где-то там далеко праздник.

Мой папа, известный скульптор Андрей Налич, долго и хорошо играл в футбол, он очень переживал из-за возраста… Одна травма, другая. Стало понятно, что сейчас он выйдет на поле, бац – и, например, связки полетят. И он завязал. С творческими профессиями тоже так бывает. Известно, что режиссеры иногда перестают снимать фильмы. И ты думаешь: «Вот это да, вот это глыба». Большое мужество – отказаться от огромного космоса, который был в руках, понять, что хватит.
Когда удается комбинация, обвод или отбор – это, конечно, сразу огромный подъем. Потом ходишь дня два радостный и подпрыгиваешь немножко, несмотря на усталость мышц.
«
В моем понимании, профессия должна быть чем-то очень важным, но не целью, а средством. Средством выражения того, что ты сейчас чувствуешь. Если осознаешь вселенскую необходимость, чтобы нечто реализовалось, а ты можешь быть проводником, рупором, – делай. Нужно чувствовать, что ты – продолжение энергии, которая через тебя выходит. Вот это ощущение поймать очень сложно.

В футбол я, к счастью, играю без зрителей. У меня нет никаких амбиций – может, поэтому я его так люблю. Такое бывает: когда большой груз внимания, интереса к какому-то процессу, начинаешь его ненавидеть, потому что он вызывает слишком много разных эмоций – не только положительных, но и отрицательных.
Когда очень серьезно относишься к делу, то ставишь безумную планку и начинаешь себя сравнивать с другими. Во всех текстах мудрецов написано, что ни в коем случае никогда не надо себя ни с кем сравнивать. Просто даже не начинайте. Постоянно этот червячок сравнения в тебя влезает. Через «Фейсбук» пришел, ты его закроешь – он через форточку все равно тебя достанет. Абсолютно изолироваться от этого нельзя, поэтому ты должен уметь с ним бороться, с этим червячком. Ведь вместе с ним приходят зависть, уныние – по цепочке лезут к тебе.
Начав играть в футбол, моя дочь не стала брутальнее, не начала вытирать нос о занавески, пить пиво с чипсами.

Я не сексист, хотя очевидно, что мальчики и девочки – разные существа, довольно странно это отрицать. И у всех свои преференции. Мне кажется, не должно быть каких-то искусственных задач: добиться, чтобы в энциклопедии через 300 лет было равное количество специалистов мужского и женского пола в какой-то области. Это нелепо. Огромное количество талантливейших девочек учится на композиторов. Почему потом их не оказывается в энциклопедиях, не знаю. Я никогда не видел недоверия к женщинам-музыкантам. Молодые всегда проходят несколько этапов: сначала им слегка не доверяют, потом им надо заслужить авторитет, и в этом нет никакого сексизма. А с футболом действительно есть такое мнение, что девочка-футболист – это странно, как и девочка-штангист.


У меня друг – фанат «Ювентуса», мы с ним поехали на матч: дождь, 1:0, скучнейшая игра. Но вдруг трибуна запела гимн: несколько тысяч человек исполняли сложнейшую мелодию в унисон. Огромное музыкальное переживание, совершенное оцепенение. Это было самое крутое на том матче: не игра «Ювентус» – «Сампдория», а то, как пели трибуны.
Победа – это здорово, но она не должна быть целью жизни. При этом «волынить» нельзя: пусть другие поиграют, а я постою. И все же игра должна оставаться игрой. То есть, с одной стороны, надо очень напрягаться, а с другой – не очень.